Удар по себе ногой со всей дури

На фоне продолжающегося обсуждения освобождения Надежды Савченко (чему можно только порадоваться — абсурдность обвинения была очевидна) как-то затерялось вчерашнее заявления премьера Дмитрия Медведева.

Он, оказывается, поручил подготовить предложения по продлению продуктовых антисанкций не на год, а сразу до конца 2017 года — чтобы два раза не вставать.

И вообще, сохранение антисанкций «поддерживают российские производители сельхозпродукции».

Конечно, поддерживают. Особенно те, кто производит «сырные» и «творожные продукты» — отличающиеся от сыра и творога примерно так же, как «Лада» от «Фольксвагена». Они точно знают, что главный способ пресловутой «поддержки отечественного производителя» — это гарантированное избавление его от конкуренции с производителем заграничным.

А вот на отечественном потребителе намерения Дмитрия Анатольевича скажутся самым негативным образом. Потому что антисанкции — запрет на ввоз в Россию целого ряда продуктов, — позволяют отечественному производителю снижать качество, повышая цену. Что мы сейчас и наблюдаем в магазинах. И будем наблюдать еще, как минимум, полтора года — судя по намерениям премьера.

О том, что антисанкции — это удар вовсе не по странам, которые ввели санкции против российских компаний, а по российскому населению, которое ощущает рост цен на продукты на себе, полтора года говорят почти все серьезные экономисты. Что это политика «назло маме ужи отморожу». Что это удар по себе ногой со всей дури. Что уничтожение «санкционки» бульдозерами (при наличии огромного числа бедных) — это чудовищная безнравственность.

Реакции — никакой. Что красноречиво говорит о профессионализме правительства (как и о его порядочности).

Впрочем, ни насчет первого, ни насчет второго, как представляется, в России практически никто не питает иллюзий.




Рассказать друзьям:

Бастрыкин против Конституции

Все у нас хорошо со Следственным комитетом, а где-то даже прекрасно: уголовные дела возбуждаются против тех, кого надо, и не возбуждаются против тех, кого не надо.

Ну как в такой благодатной обстановке главе указанного ведомства Александру Бастрыкину не поразмышлять о судьбах Отечества?

Вот он и размышляет. Со всей генеральской широтой духа.

То — предложит исключить из Конституции норму о приоритете международного права. То — приравнять к экстремизму «отрицание итогов крымского референдума» и «фальсификацию истории». То — отменить презумпцию невиновности (сперва запрещать, а потом предлагать запрещенным идти в суд). То — ввести цензуру в Интернете, и «перестать играть в демократию следуя псевдолиберальным ценностям»…

А то вдруг возьмет, да и выступит на «международной научно-практической конференции «Преступление и наказание; грех и искупление», проводимой Всероссийским государственным университетом юстиции (РПА Минюста РФ) совместно с отделом взаимоотношений церкви, общества и СМИ Московской Патриархии».

Да еще и с докладом «Государственная идеология, национальная идея – Конституция Российской Федерации».

После чего на сайте СКР появляется чудесная цитата: «Озвучивая свой доклад, Александр Бастрыкин напомнил, что идеология играет чрезвычайно важную роль в становлении и функционировании государства и права. В частности, он выделил основные положения, которыми следует руководствоваться при разработке национально-государственной идеологии России».

Отцам церкви простительно плохое знание Конституции: у них другие канонические тексты.

А вот генералу юстиции Бастрыкину знать Основной закон собственной страны, вроде бы, по должности положено.

Как там со статей 13, пункт 2, Александр Иванович?

«Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

Еще раз, медленно и по слогам:

НИ-КА-КАЯ.

Основы конституционного строя, заметим. Меняются только путем принятия новой Конституции на всенародном референдуме. А до того — ни-ни.

Это что же получается? Председатель Следственного комитета выступает на международной конференции с докладом, даже название которого (а не только содержание) противоречит Конституции?

Открыто призывает пойти вопреки основам конституционного строя?

Может, он их просто не знает?

Но тогда, может, он и уголовные дела заводит с ровно таким же уровнем знания Конституции и законов?

При этом что ни день — то все новые и новые крики о врагах, обложивших нашу осажденную крепость со всех сторон, и необходимости неустанно бдеть, сурово карать, держать и не пущать.

И все новые и новые законы, ужесточающие наказания за покушения на какие-нибудь основы или скрепы.

Как там в известном анекдоте — «и эти люди запрещают мне ковырять в носу»?




Рассказать друзьям:

С днём рождения, Петербург!

Друзья, всех вас с праздником — днем рождения Петербурга!
Мы живем в лучшем городе мира. Да не обидятся на это москвичи и киевляне, псковичи и новгородцы, варшавяне и пражане, венцы и парижане.
Это наш общий дом. Это наш общий двор, в котором мы выросли. Это та часть нашей маленькой планеты, за которую мы отвечаем.
Давайте беречь и сохранять свой город. И, конечно, делать его лучше и краше.
313 лет — это не так уж много.
С днем рождения!




Рассказать друзьям:

Опять не заслужили?

Петербургский парламент вновь не избрал почетными гражданами города Александра Городницкого и Александра Сокурова.

Звание «Почетный гражданин Санкт-Петербурга», по закону, присваивается за «выдающийся вклад в развитие Санкт-Петербурга, повышение его роли и авторитета в России и за рубежом; в укрепление демократии и защиты прав человека; в науку, искусство, духовное и нравственное развитие общества».

Как «высоко» был оценен подавляющим большинством моих коллег вклад Городницкого и Сокурова в развитие Петербурга и повышение его роли и авторитета — показали результаты голосования: Городницкого поддержали только десять депутатов из 50, Сокурова — семь. При том, что можно было голосовать за любое число кандидатур (всего претендентов было пятеро).

Комментируя для журналистов результаты голосования, я с трудом подбирал выражения, стараясь употреблять исключительно парламентские.

Десять голосов получил бард, поэт, академик, мореплаватель, автор неофициального, но подлинного гимна города  — «Атлантов» (тех, самых, которые держат небо на каменных руках).

Семь голосов — кинорежиссер с мировым именем и один из самых последовательных защитников исторического наследия Петербурга.
Больше, видимо, не заслужили. Не наработали. Не внесли достаточный вклад.

Сокурова, кстати, не так давно не впустили в Смольный — на заседание Совета по культурному наследию, в который он входит. Паспорт с собой у Александра Николаевича, видите ли, оказался не внутренний, и заграничный. В нарушение инструкции ФСО, понимаете ли.
Какого рожна в Смольном ФСО — неизвестно: на мой запрос губернатор Георгий Полтавченко ответил, что таково, мол, решение президента. И сослался на закон. Но закон предусматривает предоставление государственной охраны людям, а не зданиям. Не всем же в Смольном президент предоставил охрану?

Очевидно: и Городницкий, и Сокуров давно стали живыми символами нашего города. Песни Городницкого и фильмы Сокурова прославили Петербург во всем мире. Оба они горячо любимы горожанами. Оба они — моральные авторитеты, чьих слов ждут, к чьему мнению прислушиваются.

Городницкого выдвигали в почетные граждане в четвертый раз. Сокурова — в третий. И каждый раз — проваливали. При том, что почетными гражданами Петербурга уверенно выбирали, в том числе, начальников «Водоканала» и «Метростроя». Видимо, внесших больший вклад в повышение авторитета Петербурга…

Репутации Городницкого и Сокурова тот факт, что их снова не выбрали почетными гражданами, не нанесет никакого ущерба.
Это нанесет ущерб только репутации тех, кто их не выбрал.




Рассказать друзьям:

После завершающего концерта детской музыкальной студии театра «Зазеркалье». Сперва спели с ребятами «Атлантов», потом немного тряхнул стариной, взяв в руки гитару.




Рассказать друзьям:

У кремлевских пропагандистов — приступ повышенного слюноотделения

У кремлевских пропагандистов — приступ повышенного слюноотделения: «совет итальянского региона Венето проголосовал за отмену санкций против России». Ровно с таким же успехом какой-нибудь наш областной совет мог бы потребовать признать независимую «республику Венецию». Помнится, несколько лет назад в Венето проводили бутафорский «электронный референдум» по «независимости»от Италии, в коем участвовало несколько тысяч человек, а результаты заранее были объявлены незаконными, ибо Италия — унитарное государство. Так что, примите успокоительное, господа пропагандисты. Только в вашем больном мозгу существует и «парламент Венеции», и «процесс снятия санкций».




Рассказать друзьям:

Мы победили: Конюшенное ведомство вернут городу!

Бывшее Конюшенное ведомство — уникальный памятник работы Василия Стасова, расположенный в самом центре Петербурга, рядом с Марсовым полем, — спасено от угрозы превращения в апарт-отель, а по сути – под элитный жилой комплекс.
Планы инвестора — компании братьев Бориса и Михаила Зингаревичей, — включали, в том числе, застройку изнутри уникальных галерей, не имеющих аналогов в России.

В апреле 2014 года вместе с градозащитниками и экспертами мы смогли попасть внутрь Конюшенного двора. И увидеть эти галереи, много десятилетий скрытые от посторонних глаз (здание все время находилось в ведении ОГПУ — НКВД — милиции).
Увидев их, и поняв, что галереи хотят застроить изнутри «клетушками» в два этажа, мы ужаснулись и начали борьбу за изменение проекта.
Получили проектную документацию для анализа. Передали ее экспертам Совета по культурному наследию при городском правительстве. Выявили множество нарушений при проведении историко-культурной экспертизы. Предложили инвестору изменить проект. И начали общественную дискуссию о планах реконструкции памятника.
В феврале 2015-го Совет по культурному наследию (я выступал на заседании) практически единогласно выступил против застройки галерей Конюшенного двора как противоречащей законодательству об охране культурного наследия.
Инвестор согласился на «компромисс» — будет застраиваться только одна галерея, а во второй будет СПА-центр, фитнесс-центр и бассейн.
Я на это ответил, что можно, конечно, ампутировать одну ногу вместо двух и назвать это компромиссом, но человек все равно будет глубоким инвалидом.
В июне 2015 года вице-губернатор Игорь Албин сообщил, что здание будет возвращено городу, и что начинаются переговоры по этому вопросу.
Они заняли почти год.
И вот наконец, 20 мая, компания Зингаревичей направила в Смольный документы для расторжения инвестиционного договора. Проект апарт-отеля отменен. Здание возвращается городу и теперь, в том числе, при участии Совета по культурному наследию, будет решаться, как его будут использовать.
На наш взгляд, надо создавать там городское общественное пространство – музеи, выставки, проведение праздников, торговля, кафе и рестораны.
Конечно, нужны деньги на реставрационные работы — но это тот случай, когда средства должен выделить бюджет Петербурга. Тем более, что здание (особенно, галереи) вовсе не в таком плохом состоянии.
Мы одержали победу — но какой же дорогой ценой она далась!
Понадобилось два года. Неимоверное количество сил, времени и нервов. Множество встреч, совещаний и заседаний. Для того, чтобы доказать очевидное, казалось бы, с самого начала: нельзя уродовать памятник, навсегда уничтожая для граждан возможность полюбоваться его уникальными галереями.
В начале этой борьбы наши шансы на успех представлялись не очень высокими.
«Да там все согласовано, все разрешено, ничего менять не будем, не мутите воду», — примерно так с нами общались чиновники, включая самых высокопоставленных.
«Инвестор должен получить прибыль!», — уверял нас глава Комитета по охране памятников (!) Сергей Макаров. Я ему на это неизменно отвечал, что он путает Комитет по охране памятников и Комитет по инвестициям, потому что его задача — защищать памятник, а не экономические интересы инвестора.
В январе 2015 года, после осмотра Конюшенного ведомства (был сильный мороз, и мы зашли отогреться) мы сидели в кафе с главой Движения «Защита исторического Петербурга» (и одним из самых активных защитников памятника) Владимиром Котеговым и кинорежиссером и членом Совета по культурному наследию Александром Сокуровым. И Александр Николаевич грустно говорил: все бесполезно, ничего у нас не выйдет, они сильнее, они нас не слышат, от нас ничего не зависит…
Мы отвечали: надо продолжать борьбу. Надо не опускать руки. Надо не впадать в уныние — и победа придет. Она пришла.
Огромное спасибо всем, кто боролся: сопредседателю петербургского ВООПИиК Александру Марголису, его заместителю Александру Кононову, зампреду Совета по культурному наследию и выдающемуся эксперту Михаилу Мильчику, члену Совета Андрею Пунину, Владимиру Котегову и его активистам (Галине Белковой, Елене Киселевой-Хассинен и другим), и многим другим, кто внес свой вклад в эту победу.
Это не первая наша победа. И я уверен — не последняя.




Рассказать друзьям:

День памяти крымских татар

72-я годовщина массовой депортации крымских татар — день памяти об этой трагедии, результатом которой стала гибель почти половины (!) из 183 тысяч высланных от голода, холода и болезней. Это было одно из самых страшных сталинских преступлений, последствия которого длились много лет: другим репрессированным народам удалось вернуться домой в конце 50-х, а крымские татары начали возвращаться, — да и то с огромным трудом, — лишь через тридцать лет после депортации. А сегодня, после «присоединения» Крыма они вновь подвергаются преследованиям — со стороны тех, кого по праву можно назвать наследниками сталинских палачей.




Рассказать друзьям:

Ответ по Жириновскому

Друзья, получил «замечательный» ответ Главного следственного управления по Москве на мое обращение о, на мой взгляд, оправдании В.В.Жириновским терактов в Европе.
Напомню, что г-н ВВЖ заявил, что «Теракты сейчас идут в Европе, и будут идти. И нам это выгодно. Пусть они там подыхают и погибают».
В соответствии с диспозицией статьи 205.2 УК РФ, под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.
Уверяя в «выгодности» для «нас» террористических актов, и заявляя «пусть они там погибают», г-н Жириновский, на мой взгляд, признает практику терроризма правильной и нуждающейся в поддержке и подражании.
Так вот, ГСУ по Москве на голубом глазу заявляет, что «отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки какого-либо преступления».
После чего перебрасывает мое обращение в ГУ МВД по Москве – при том, что уголовные дела по ст. 205.2 возбуждает именно Следственный комитет.
Я, в общем, не питал иллюзий относительно привлечения г-на Ж. к реальной ответственности. Но хотел увидеть официальный ответ, который бы подтвердил, что полезному для власти г-ну Ж. можно безнаказанно говорить все, что угодно. В том числе, публично одобрять терроризм за пределами России.
«Да, это сукин сын, но это наш сукин сын».
Как сегодня сказано.
P.S. Я, конечно, обжалую этот ответ. Если будет надо – то в суде.

 




Рассказать друзьям:

Евровидение как справедливость

Я поздравляю Джамалу и всех, кто за нее болел, с победой.
Очень важно, что высшей наградой оценили песню памяти об одном из самых страшных сталинских преступлений — массовой депортации крымских татар.
В очередной раз мы увидели мерзость, которую позволило себе российское ТВ во время Евровидения — назвав эту песню рассказом о тех, кто «покинул свои дома в поисках лучшей жизни». При том, что почти половина депортированных погибла. А потомки вернувшихся крымских татар сегодня подвергаются новым преследованиям со стороны «присоединивших» Крым российских властей.
Да, депортации подверглись не только крымские татары.
Но кто-то может представить себе, чтобы нынешняя Россия отправила на Евровидение исполнителя с песней памяти о массовой депортации, например, чеченцев или ингушей, балкарцев или карачаевцев?
Вместо этого у нас — свободное прославление Сталина и оправдание его преступлений.
Поэтому победа Джамалы — еще и проявление справедливости.




Рассказать друзьям: