О новых изменениях в закон об административных правонарушениях

Фракция «Яблоко» сегодня голосовала против предложенных правительством изменений в городской закон об административных правонарушениях. Предложения касаются метрополитена – и вводят ответственность за ряд нарушений, Большинство из предложений нам предоставляются или спорными, или анекдотическими, или просто неграмотно сформулированными.

Предлагают штрафовать за «невыполнение законных требований сотрудникам метрополитена» — но неясно, что это за требования, и кто будет штрафовать. Говорят, что речь о требовании надеть маску – но за проезд без маски уже установлена ответственность, причем штраф больше в несколько раз. И не может быть двух наказаний за одно нарушение (кстати, ни разу не видел, чтобы в метро – после турникетов, — вообще кто-то следил за ношением масок). Хотят ввести наказание за передвижение по территории метрополитена на мопедах и за использование беспилотных летательных аппаратов.

Не можем вспомнить, были ли такие попытки когда-нибудь: зачем тогда абсурдный «состав»?А еще хотят штрафовать за разведение костров на территории метрополитена. Опять же, не припомнить таких прецедентов… Ни слова в законе – о том, кто же, собственно, будет составлять протоколы обо всех этих нарушениях. В общем, как заметил глава фракции «Яблоко» Александр Шишлов Александр Шишлов, закон крайне сырой, а представителю правительства Константину Сухенко, который должен был его защищать, можно только посочувствовать. На поправки – месяц. Будем обязательно вносить их.




Рассказать друзьям:

Грустные итоги дня

Вынесен чудовищный приговор 15-летнему Никите Уварову — 5 лет колонии. Арестовали за расклейку листовок с фотографиями и именами политзаключенных. Осудили — за переписку в чатах (при этом Уваров уверяет, что слов, которые ему вменили в вину, он не писал, и его оговорил другой участник, чтобы получить всего лишь условный срок) и найденные компоненты, из которых школьники делали дымовухи, петарды и «бомбочки».

Все это расценили как «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». В Чечне отказано в переводе под домашний арест похищенной из дома в Нижнем Новгороде жене федерального судьи Зареме Мусаевой — она оставлена в СИЗО до 1 апреля. Продлен срок ареста до 7 апреля журналисту Ивану Сафронову, которому так и не объяснили, какую он совершил «государственную измену» и какие выдал «государственные тайны» (к которым никогда не был допущен). Больного и нуждающегося в медицинской помощи ректора «Шанинки» Сергея Зуеваперевели из медсанчасти столичного СИЗО-1 «Матросская тишина» в общую камеру. Да, сейчас мы не можем это изменить. Как и многое другое. Но когда случатся перемены — а они обязательно случатся, — мы можем это не забыть и не простить. Сколько бы не твердили «нам приказали», «мы были вынуждены», «мы люди маленькие», «у нас семьи, дети и ипотека», и вообще «ну вы же понимаете»… Ответ будет — «нет, не понимаем».




Рассказать друзьям:

Госстройнадзор продлил разрешение на строительство на месте ВНИИБа

Друзья, неприятное известие: Служба госстройнадзора (что примечательно, со ссылкой на постановление Правительства РФ, которое «позволяет сократить издержки бизнеса и организаций, связанные с прохождением разрешительных процедур») продлила разрешение на строительство «многоквартирного дома на 2-м Муринском проспекте, 49, литера А, на месте здания ВНИИ целлюлозно-бумажной промышленности». Это происходит тогда, когда судами ТРИЖДЫ признан незаконным отказ КГИОП присвоить зданию ВНИИБ статус ОКН регионального значения. Но комитет, в данном случае (как и во многих других), выступающий на стороне застройщиков, не унимается, и вместо того, чтобы исполнить решение суда и включить ВНИИБ в реестр памятников, подал очередную жалобу, чтобы затянуть время, и дать застройщику возможность начать снос здания. Происходящее абсолютно недопустимо. Не раз приезжал к ВНИИБ на народные сходы, прекрасно знаю ситуацию. Направил обращение губернатору. Скан прилагаю.




Рассказать друзьям:

По поводу парка на Охтинском мысе

Друзья, СМИ распространяют победоносное сообщение вице-губернатора Бориса Пиотровского о том, что «Газпром» создаст ландшафтный исторический парк на Охтинском мысе в Петербурге.

Если бы всё было так красиво, как говорит Пиотровский, зачем бы Правительству Санкт-Петербурга, Минкультуры России и «Газпрому» решать всё келейно, в отсутствие градозащитников? Ведь о включении градозащитников в рабочую группу говорил не кто иной, как Путин. Между тем, член рабочей группы археолог и открыватель памятников Охтинского мыса Петро Сорокин о якобы «переработанном» проекте — ни сном ни духом. И как и я, оценивает это как очередное вранье и дымовую завесу для уничтожения уникальных археологических памятников Охтинского мыса. Впрочем, если Путин не может приструнить кадыровцев, где ему приструнить газпромовцев.

Поскольку в словах Бориса Пиотровского нет никакой конкретики, придется ее запросить. Завтра отправлю обращение с просьбой направить в мой адрес (а лучше — сразу опубликовать) проект «ландшафтного исторического». В самом деле, если проект переработан, то где же планы территории, площадь и пообъектный состав сохраняемых объектов археологического наследия, площадь зеленых насаждений, площадь застройки. Отдельно интересует судьба рвов Ландскроны, за которые мы бились в Куйбышевском суде (КГИОП, Минкультуры и «Газпром» подали апелляционные жалобы). И, конечно, спрошу о том, кто входит в состав рабочей группы, которая в очередной раз определяла судьбу Охтинского мыса и кто там выполнял роль градозащитников.




Рассказать друзьям:

Елена Милашина покидает Россию

Корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина сообщила, что временно покидает Россию из-за угроз. Тем временем — никакой реакции Кремля и правоохранительных органов на эти и другие угрозы. Ну да, конечно, мы привыкли (как это ни чудовищно), что на картину Кирилла Миллера или на позирование на фоне церквей прокуратура и следственный комитет реагируют мгновенно, а на отравление Владимира Кара-Мурзы — никак. Но это — очередное пробитое дно: прямые угрозы жизни, на которые смотрят широко закрытыми глазами. И параллельно начинают, — устами добровольных помощников Кремля, — «отмазывать» авторов угроз. Мол, это у них метафоры такие — «отрезать голову», а на самом деле они ничего криминального не имели в виду. Ну, погорячились немного, плюс трудности перевода…

Нет, это не «метафора» и не «трудности перевода». Практика, к сожалению, показывает, что есть все основания опасаться за жизнь тех, в чей адрес звучат такие «метафоры». Поэтому угроза безопасности моей коллеге по «Новой» — и другим, кому грозят Кадыров и его приближенные, — абсолютно реальна. Отреагировать на нее власть обязана. Обязан Следственный комитет, которому направила обращение «Новая газета». Обязан президент Путин, которому направил обращение председатель партии «Яблоко» Николай Рыбаков. Обязан Генеральный прокурор, которому направил обращение я. Но пока они молчат. И это молчание очень красноречиво.




Рассказать друзьям:

Количество травм от гололёда

Коллеги, и еще о количестве травм от гололеда и наледи. Я сегодня выкладывал данные, полученные в ответ на мой запрос от Комздрава: с 15 декабря по 18 января пострадало 3158 человек. В среднем, по 90 человек в день. Три года назад, в похожей «снежно-ледовой» ситуации, в ответ на мой запрос сообщили, что с 1 января по 13 марта 2019 года в Петербурге пострадали 3 847 человек. В среднем, по 53 человека в день. Это значит, что ситуация с уборкой хуже, чем была тогда.




Рассказать друзьям:

Очереди из инфекционных больных

Получил несколько обращений и звонков от граждан по одной и той же ситуации — в ряде поликлиник инфекционные больные ждут своей очереди на улице, от 40 минут до нескольких часов на морозе. Направил обращение в Комздрав. Параллельно читаю, что «Минздрав новые изменения по заочной выдаче листка нетрудоспособности не утвердил», и в Петербурге пациентам с симптомами ковида или ОРВИ пока придется стоять в очередях в поликлиники.Однако, в Москве все реализовано. Без ссылок на Минздрав. Указ Мэра Москвы от 27.01.2022 г. № 6-УМ, предписано «организовать консультации пациентов с острыми респираторными заболеваниями и новой коронавирусной инфекцией с применением телемедицинских технологий без проведения очного приема (осмотра, консультации) врача (фельдшера), включая постановку диагноза, открытие листков нетрудоспособности в форме электронного документа, назначение (корректировку назначения) лекарственных препаратов таким пациентам».




Рассказать друзьям:

Парк на Набережной Европы

Похоже, что широко анонсированные обещания создать парк на «Набережной Европы» (она же Ватный остров, где был ГИПХ) обернулись обманом. Все возвращается назад, к безумной идее строительства дорогостоящего и ненужного «Судебного квартала» именно на этом месте. Продолжайте, граждане, с шапкой по кругу, в том числе, по призыву СМИ, собирать на лечение детей — на это у путинского государства денег якобы нет. А десятки миллиардов рублей на переезд Верховного суда — есть. Направил запрос губернатору.




Рассказать друзьям:

Новое издание книги о Стругацких

Друзья, есть новость, которая может быть вам интересна. Готовлю третье издание книги об Аркадии и Борисе Стругацких «Двойная звезда» — серьезно измененное, дополненное и переработанное. Частично сокращено то, что входило в первые два издания, в том числе биографическая часть и глава 3, содержащая интервью с Борисом Натановичем (оставлены только самые актуальные тексты).

Добавлены две главы. «Трудно быть богом» — о том, каким мог быть фильм по повести «Трудно быть богом», если бы реализовался сценарий, написанный авторами в 1966-68 годах. Приведен текст этого сценария и выдержки из «Сценарного дела», найденные в Центральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга. Также в эту главу с любезного согласия Венеры Галеевой включена ее статья об этом сценарии, напечатанная в феврале 2020 года на «Фонтанке.Ру». «Личное дело» — о работе отца братьев Стругацких, Натана Залмановича, в Государственной публичной библиотеке в 1937-41 годах (его личное дело найдено в архиве ГПБ), а также некоторые другие архивные документы, материалы и фотографии. Как и раньше, редактор — Андрей Чернов, а версткой занимается Наталия Введенская. Книгу посвящаю светлой памяти Романа Арбитмана, Михаила Нахмансона (Ахманова) и Юрия Флейшмана, которым я уже не смогу подарить это издание…

Привожу здесь текст предисловия к третьему изданию. Третье издание «Двойной звезды» выходит не просто почти через два десятилетия после первого — оно выходит в совсем иной исторической эпохе. Первое издание готовилось весной 2003-го — во время первого президентского срока Владимира Путина. Да, позади уже были «Курск» и «Норд-Ост», и уже было уничтожено старое НТВ. Но все же премьером был Михаил Касьянов, и в Госдуме были «Яблоко» и СПС, Григорий Явлинский и Борис Немцов, Владимир Лукин и Сергей Ковалев, Игорь Артемьев и Юлий Рыбаков, Алексей Арбатов и Юрий Щекочихин, Александр Шишлов и Николай Травкин. И еще на свободе был Михаил Ходорковский. Второе издание вышло через десять лет. Это десятилетие вместило Беслан и отмену губернаторских выборов, разгоны «маршей несогласных» и «болотное дело», убийство Анны Политковской, Натальи Эстемировой и Александра Литвиненко, войну с Грузией и «рокировочку» Путина и Медведева, «зачистку» Госдумы от оппозиции и принятие законов об НКО-«иностранных агентах» и запрете иностранного усыновления. И все же, это был еще мир «Града обреченного», а не «Гадких лебедей» и «Обитаемого острова» — наступивший после весны 2014 года, когда был «присоединен» Крым и организована интервенция на востоке Украины. Словно в «Понедельнике, начинающемся в субботу», налицо эффект контрамоции: политическое время, — в отличие от физического, — движется назад.

И не только для У-Януса Полуэктовича Невструева, а для всех нас и для страны. Мы возвращаемся в то прошлое, которое прекрасно помнили, — и в котором жили, — братья Стругацкие. И поэтому написанное ими снова становится невероятно актуальным. Потому что снова надобны не умные, а верные. И снова наказывают за невосторженный образ мыслей. И снова горожане стали очень серьезными и совершенно точно знают, что необходимо для блага государства. И снова правда — это то что сейчас во благо королю, а все остальное — ложь и преступление. Мы вернулись во времена тоталитарного государства, стремящегося полностью контролировать человека — который не более чем винтик и «пыль под ногами» у государственной машины. Во времена «органов», которые «не ошибаются», когда под каток репрессивной машины может попасть любой, кто посмеет возмутиться происходящим. Или поддержать преследуемых.Когда объявляет «террористами» тех, у кого показания выбиты пытками, а «экстремистами» — тех, кто требует честных выборов, политической конкуренции и легальной смены власти.Когда преследуют «врагов народа» (только под другим названием — «иностранные агенты» или «нежелательные организации») и когда растет число политических заключенных. Во времена оруэлловского двоемыслия и «министерства правды», бесстыдной государственной лжи и оглушающей государственной пропаганды. Которая, как в «Обитаемом острове, «гигантским пылесосом вытягивает из десятков миллионов душ всякое сомнение по поводу того, что кричали газеты, брошюры, радио, телевидение, что твердили учителя в школах и офицеры в казармах, что сверкало неоном поперек улиц, что провозглашалось с амвонов церквей». Когда страна — «осажденная крепость», окруженная врагами снаружи и подрываемая «национал-предателями» изнутри. Когда у начальства, считающего себя Отечеством, только два союзника: армия и полиция. Правда, и врага у него только два — наука и образование. Когда каждый день мы слышим о новых и новых предложениях обезумевшего «законодательного принтера» — о запретах, наказаниях и поражениях в правах.Когда общество стремятся запугать: показать гражданам, что любое несогласие с властью рассматривается как наказуемое деяние.У тех же, кто правит страной, — цитируя «Обитаемый остров», — две цели. «Одна — главная, другая — основная. Главная — удержаться у власти. Основная — получить от этой власти максимум удовлетворения. Среди них есть и незлые люди, они получают удовлетворение от сознания того, что они — благодетели народа. Но в большинстве своем это хапуги, сибариты, садисты, и все они властолюбивы…».Времена, в которые мы возвращаемся, Борис Стругацкий в разговоре со мной называл «глухими, цементно-болотными, абсолютно беспросветными». Но он же, — оглядываясь на то, что произошло в нашей стране потом, — говорил: «теперь мы знаем: тоталитаризм ТОЧНО не вечен, даже самый глухой и безнадежный. Поэтому перспектива – есть. И надо делать все от тебя зависящее, чтобы эту перспективу приблизить». Эти слова обращены к тем, кто воспитан на книгах братьев Стругацких, Именно они, — те, кто впитал в себя свободу написанного ими, выводящую из организма страх, — и приближают эту перспективу. Они обязательно построят то будущее, которое, — пусть и не для себя, — создавали Аркадий и Борис Стругацкие.




Рассказать друзьям:

Снова увеличивают срок для Юрия Дмитриева

Прокуратура требует еще на 2 года увеличить срок заключения для историка, исследователя сталинских преступлений и главы Карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева. Доведя этот срок с 13 до 15 лет. За все те же «преступления», которых Дмитриев не совершал — и по большей части обвинений в которых он уже дважды был оправдан. Но чудовищная репрессивная машина не имеет задней передачи. И продолжает преследовать Дмитриева — за то, что он упрямо не дает забыть о преступлениях тех, чьими наследниками считают себя его гонители: люди с пустым взглядом, холодным сердцем и атрофированной совестью.




Рассказать друзьям: