Законопроект о неуважении к гражданам

ЗАКС отказался включить в повестку дня заседания мой проект законодательной инициативы об установлении ответственности за неуважение власти к гражданам, за оправдание нарушения прав и свобод, или отрицание этих прав и свобод. Это наш закон «Анти-Клишас». Выступая с трибуны, я сказал, что граждане не обязаны уважать власть, она должна это заслужить. А власть обязана уважать граждан, их права и свободы. За — 14 голосов. Видимо, все, кроме единороссов.




Рассказать друзьям:

Не вера, но жадность

Чем полезен опыт петербургского гражданского сопротивления для понимания конфликта в Екатеринбурге

Пока не ясно, чем закончится в Екатеринбурге борьба жителей, защищающих сквер «на Драме» от дружного союза попов и олигархов. Но можно точно сказать, что эта история — не о вере и религии. И не о правах верующих. Эта история — о жадности церковников, которая в последнее время все чаще и чаще переполняет чашу терпения граждан. И о том, что столкнувшись с серьезным сопротивлением, власть — не в первый раз — оказывается вынужденной отступать.

В декабре прошлого года я был в Екатеринбурге — выступал в Ельцин-центре с лекцией о мирах братьев Стругацких. Коллеги рассказали мне о планах построить гигантскую церковь в сквере «на Драме» (на Октябрьской площади, рядом с театром Драмы). И советовались — что делать, чтобы сохранить сквер.

Я рассказал им о петербургском — нередко успешном — опыте борьбы за парки и скверы, на которые регулярно покушаются церковники.

О борьбе за сохранение Исаакиевского собора как части государственного музея, которая позволила остановить планы передачи Исаакия РПЦ. О том, что надо быть настойчивыми на публичных слушаниях, требуя не утверждать градостроительные решения, пагубные для зеленых зон.

И о том, что только тогда, когда сопротивление — в том числе уличные акции — становится массовым, упорным и последовательным, власть отступает.

Стремление РПЦ захватить себе под «храмостроительство» лучшие участки земли, как правило, в существующих и благоустроенных зеленых зонах, в последние годы стало недоброй традицией. Как традицией стало и объявление защитников парков и скверов от этой экспансии «безбожниками» и «врагами православия», якобы нарушающими права верующих.

Эта аргументация, что называется, «до степени смешения» неотличима от той, которая применялась во времена СССР, а начало берет от Салтыкова-Щедрина, призывавшего не путать Отечество и «Ваше превосходительство».

Только полвека назад тех, кто выступал против безобразий начальства, объявляли «врагами Советской власти», а сейчас тех, кто выступает против безобразий церковников, объявляют «врагами православия».

Так вот, конституционное право на свободу совести совершенно не означает права церковного начальства получить любой приглянувшийся ему кусок земли.

Потому что это право — то есть право верующих свободно исповедовать любую религию и совершать положенные обряды — не более, хотя и не менее значимо, чем все другие конституционные права. В том числе право граждан на благоприятную окружающую среду, право гулять в сквере и дышать чистым воздухом.

В Екатеринбурге, наплевав на общественное мнение, городские власти изменили статус территории сквера и разрешили строительство, а на протест горожан ответили отработанными методами: бросили на протестующих ОМОН и спортсменов-«титушек» («алтушек», как сейчас говорят) и арестовали ряд активистов, а в школах начали опросы детей, — кто из них или их родителей участвовал в акциях протеста.

Параллельно на федеральных каналах полился «соловьиный помет» о «бесах» и «одержимых», защитники сквера были объявлены «наследниками тех, кто убивал верующих и разрушал храмы», а горожан призвали «сделать выбор», с кем они — «с теми, кто строит храмы, или с теми, кто их разрушает»…

Но затем у властей и аффилированных с ними церковников и горно-металлургических олигархов, что называется, «что-то пошло не так». Продолжать разгонять протестующих горожан силой, значило не только опускать ниже плинтуса репутацию РПЦ в Екатеринбурге (что это за храм, если его строительство начинается с избиения, в том числе женщин и подростков), но опускать туда же репутацию городских и областных властей.

Тут в качестве Deus ex machina возник президент Путин, посоветовавший провести опрос горожан. Мэрия, ранее сидевшая в кустах, тут же согласилась приостановить стройку и начала готовить опрос, но горожане не согласились и потребовали референдума (предыдущую попытку его проведения мэрия в феврале заблокировала). Прекрасно понимая, что это куда надежнее опроса, который намереваются проводить ровно те же, кто разрешил стройку. К тому же, референдум, в отличие от опроса, предполагает открытую агитацию за то или иное место для стройки.

Власть отступила еще на шаг — губернатор области заявил, что будут предложены четыре альтернативные площадки для строительства храма.

Однако РПЦ упорствует — выступил митрополит Илларион, заявивший, что «речь вообще не идет о новом строительстве, а о восстановлении того, что было разрушено безбожниками», и что «количество противников строительства храма исчисляется сотнями, тогда как сторонников этого строительства — многие десятки тысяч». В качестве доказательства этого сильного утверждения митрополит сообщил, что в прошлом году 20-километровый путь от места убийства к месту предполагаемого захоронения царской семьи «вместе с Патриархом прошли более ста тысяч человек».

Увы, все сказанное — лукавство.

Защитников сквера в Екатеринбурге — тысячи. И они каждый день приходят к «Драме». В отличие от их противников, чьи легионы так и не появились, а тех, кто призван их изображать, не очень много. К тому же, как это водится у властей, их привозят и увозят автобусами. Это уже засекли местные активисты. Это, во-первых.

А во-вторых, с какой стати сторонниками застройки сквера объявлены все, кто шел к месту захоронения царской семьи? В Петербурге и Москве в рядах защитников парков и скверов немало православных верующих, которые точно так же, как приверженцы других религий (а также неверующие) хотят иметь место, где можно отдыхать и гулять с детьми. И в Екатеринбурге среди защитников сквера «на Драме» немало православных (некоторых знаю лично).

Что касается «восстановления», то храм святой Екатерины, снесенный в 1930 году, стоял совсем в другом месте. И если его восстанавливать — почему это надо делать, уничтожая сквер?

Очень похожие ситуации сейчас разворачиваются и в других городах — Челябинске, Ульяновске, Тамбове, Нижнем Новгороде. Горожане, видя, что им почти невозможно добиться своего в правовом поле, поскольку чиновники их не слышат, переходят к уличным протестам — только они дают шанс изменить положение дел.

В Петербурге и в Москве тоже не все благополучно — покушения на зеленые зоны продолжаются. Параллельно в Северной столице церковники пытались добиться для «храмостроительства» снятия высотных ограничений, установленных правилами землепользования и застройки — но в этом не преуспели: получили отказ.

И последнее.

Однажды в российской истории своей жадностью, лицемерием, прислужничеством властям церковники уже вызвали к себе такую же ненависть, как и власть. Похоже, кто-то плохо выучил эти уроки.




Рассказать друзьям:

Премия Московской Хельсинкской группы

Друзья, очень почетно быть лауреатом премии МХГ.
Премии, которую получали Наталья Эстемирова и Александр Даниэль, Юрий Шевчук и Юрий Шмидт, Виктор Шендерович и Элла Полякова, Юрий Дмитриев и Оюб Титиев, Лев Шлосберг и Андрей Бабушкин, Александр Гончаренко и Анна Ставицкая, Сергей Мохнаткин и Олег Орлов, Светлана Ганнушкина и Натэлла Болтянская, Арсений Рогинский и Лидия Графова, Тамара Морщакова и Элла Кесаева, Сергей Шаров-Делоне и Евгений Ихлов, Юрий Вдовин и Юрий Рыжов, Тимур Шаов и Валентин Гефтер…
Спасибо за оказанную мне высокую честь. 
Буду стараться соответствовать.




Рассказать друзьям:

О дополнениях к губернаторской программе

Друзья, несколько дней назад разместил пост — о дополнениях к губернаторской программе. 
Где написал, что считаю необходимым поставить вопрос о демонтаже наиболее уродливых «градостроительных ошибок». 
И что обсуждаться может даже вопрос о «Лахта-центре», который изуродовал охраняемые ЮНЕСКО и нашими законами исторические панорамы. 
Прочитавший это Невзоров, выступая намедни на «Эхе», стращал слушателей: я, мол, хочу свалить лахтинский «газоскреб» в Неву — это главная тема моей кампании…
Успокойтесь, Александр Глебович, не надо так нервничать. И так сильно бояться за «Лахта-центр». Его еще не сносят. 
А к коллегам — вопрос: как исправлять «градостроительные ошибки»? 
Мимо которых мы должны ходить каждый день? 
«Регент-Холл», «Аврора», «Монблан», «Финансист», «Империал», вторая сцена Мариинки, «Серебряные зеркала» и другие. 
И «Лахта-центр», конечно. 
Напомню: когда его планировали, нам врали, что он будет не виден из центра города. 
Прекрасно виден. От Эрмитажа, от Стрелки, от Дворцовой набережной, от Троицкого моста, не говоря уже о Васильевском острове и Петроградской стороне. 
Какие есть предложения?




Рассказать друзьям:

Пришёл ответ из КГИОП по работам на Главпочтамте

Друзья и коллеги, получил важный ответ из КГИОП по работам на Главпочтамте, который с марта месяца закрыт. 
В связи с, как объясняла «Почта России», «проведением плановых работ по ремонту, восстановлению и сохранению данного объекта культурного наследия». 
Спасибо моей помощнице Дарье Васильевой Дарья Васильева, которая готовила подробный запрос. 
Так вот, друзья. Получайте сенсацию. 
1. В КГИОП НЕ ПОСТУПАЛИ сведения о планируемых работах. 
2. В КГИОП НЕ ПОСТУПАЛО заявление о выдаче разрешения на проведение работ. 
3. В КГИОП зарегистрировано задание на проведение работ по сохранению объекта наследия, но возможность проведения этих работ определяется только по результатам Государственной историко-культурной экспертизы проектной документации. 
4. Указанная проектная документация в КГИОП НЕ ПОСТУПАЛА.

Вопрос: какого лешего они закрыли Главпочтамт? 
У них не просто нет разрешения на работы — они даже его не запрашивали, и не передавали проектную документацию на ГИКЭ. 
Готовлю обращение в «Почту России».




Рассказать друзьям:

Встреча друзей на Смоленке

Друзья, пришел с замечательной акции — встречи друзей парка на Смоленке. 
Нас собралось, думаю, около сотни человек. Масса знакомых лиц — Нэлли Вавилина, Елена Марусина, Иван Серапин, Дмитрий Анисимов, Красимир Врански и многие, многие другие. Сперва встали в символическую очередь в парк, потом сажали цветы. 
Жители Васильевского (я в данном случае не только депутат, но и житель — мой дом в 500 метрах от парка на Смоленке) возмущены до предела — лицемерием администрации, которая отказывается исполнять принятый ЗАКСом и вступивший в силу закон, и вместо этого пытается найти лазейку для застройщика, чтобы все-таки дать ему возможность застраивать эту территорию. 
Я обещал застройщику уши от мертвого осла и дырку от бублика, а не апарт-отель. 
Мы не отступим. И не сдадимся. Парку — быть!




Рассказать друзьям:

Работа, работа, работа

Пришел мой главный помощник Борис Коваленко, и говорит, что по справке сектора писем, в апреле 2019 года ко мне поступило 112 обращений граждан. 
СТО ДВЕНАДЦАТЬ. 
Почти по пять обращений каждый рабочий день. 
Стараемся всем помочь, хотя, конечно, не все можем. 
Но сегодня – сразу две хорошие новости. 
После наших обращений и переписки (порой – длительной) сразу две семьи получили жилье. 
В том числе, Наталья с четырьмя маленькими детьми (от года до десяти лет), которая должна была получить жилье еще по плану 2017 года, но дело затягивалось. 
Сегодня пришли ответы, что жилье предоставлено. 
Рад невероятно: самые сложные вопросы – жилищные.




Рассказать друзьям:

Для понимания происходящего

Друзья, мне представляется это важным для понимания происходящего сейчас в Петербурге. 
Кампанией врио губернатора Беглова занимаются политтехнологи, репутация которых полностью уничтожена во время выборов в Пскове год назад. 
Все, что я знаю о псковской кампании, позволяет мне считать, что это персонажи, абсолютно свободные от каких-либо моральных ограничений. 
Видимо, нас ждет еще немало гадостей. 
К ним надо быть готовыми и им надо уметь противостоять.




Рассказать друзьям:

Против травли Резника

Петербургское «Яблоко» выражает свое возмущение усиливающейся травлей депутата Законодательного Собрания Максима Резника. 
Начавшись как грязная информационная кампания (с использованием медийных ресурсов небезызвестного Евгения Пригожина), с использованием скрытой видеосъемки и голословных обвинений в «курении наркотических смесей», эта травля перешла в другую фазу — запрещенного законом вмешательства в частную жизнь и непрекращающегося преследования депутата и членов его семьи. 
Мы уверены, что происходящее связано с политической деятельностью депутата, его критическими высказываниями в адрес временно исполняющего обязанности губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, его позицией при голосовании в Законодательном Собрании и его участием в протестных акциях. 
Мы считаем такие методы политической борьбы не только незаконными, но и абсолютно недопустимыми — к кому бы они не относились. 
Если сейчас это не остановить, завтра объектом безнаказанной травли может оказаться любой из оппозиционных политиков Санкт-Петербурга. 
Мы требуем прекращения травли Максима Резника и наказания виновных в ней лиц.

Екатерина Кузнецова, председатель Санкт-Петербургского отделения партии «Яблоко»

Борис Вишневский, руководитель фракции «Яблоко» в Законодательном Собрании СПб




Рассказать друзьям:

Доренко

Очень жаль Доренко. Абсурдная и трагическая гибель. 
К нему можно было относиться по-разному, но журналистов такого таланта были — единицы. 
Теперь осталось еще меньше. 
Он один из очень немногих, кто не побоялся назвать Путина главным виновником катастрофы «Курска». 
Соболезнования его родным и друзьям.




Рассказать друзьям: