Ещё важный ответ по парку на Смоленке

Друзья-василеостровцы, защитники парка на Смоленке! 
Получил важный ответ на свой запрос в КИО относительно расторжения договоров аренды с ООО «Новые территории девелопмент» на земельные участки, где должен быть парк. 
1. Председатель КИО Валерий Калугин сообщает мне, что заключено соглашение о прекращении действия арендных договоров с застройщиком с 18 июня 2019 года. 
2. На совещании 18.06.2019 с участием двух вице-губернаторов – Линченко и Батанова, — согласован проект отмены постановлений правительства СПб о предоставлении указанных участков под строительство гостиниц. 
Еще раз огромное спасибо всем василеостровцам, которые борются за парк на Смоленке!




Рассказать друзьям:

Выбор между кандидатами должен делать избиратель, а не избирком!

Не устаю твердить: все, происходящее сейчас на выборах в Петербурге и Москве, как патрон в обойму, укладывается в статью 141 УК РФ – воспрепятствование свободному осуществлению гражданами их избирательных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору. 
С использованием служебного положения. Соединенное с обманом, принуждением и насилием, или угрозой его применения. Наказуемое лишением свободы на срок до пяти лет. 
Это длящееся преступление — оно продолжается полтора месяца, но органы, именуемые правоохранительными, смотрят на него широко закрытыми глазами (судя по их реакции на многочисленные заявления, направленные, в том числе, и мной). 
В Петербурге мы сначала видели, как при помощи «муниципального фильтра» от выборов губернатора отстраняли всех, кто (как автор этого текста) мог не позволить путинскому назначенцу Александру Беглову превратить должность временного губернатора в постоянную. 
При этом для участия в выборах губернатора предлагалось представить подписи именно тех единороссовских муниципальных депутатов, которые скрывали назначение своих выборов, прятали избирательные комиссии за бронированными дверями, нанимали «качков» и «титушек», чтобы не дать оппозиционным кандидатам подать документы, а потом усилиями послушных избиркомов отказывали оппозиционерам в регистрации. И если им удастся таким путем сохранить свои места — все точно то же самое повторится на следующих выборах губернатора. 
Да, сейчас питерский Горизбирком начал восстанавливать кандидатов в депутаты, которым конвейерным способом, демонстративно не заботясь о законности, отказали муниципальные избиркомы (больше всех «отказников» у питерского «Яблока», которое в Смольном обоснованно считают главным оппонентом, также среди «отказников» немало «эсеров», самовыдвиженцев, в том числе от штаба Навального, представителей Партии роста и коммунистов). 
Но восстанавливают не всех — налицо случаи прямого мошенничества со стороны избиркомов, которые остаются безнаказанными, и могут распространиться, как крайне «заразный» вирус. 
Так, в муниципалитете «Звездное» избирательная комиссия просто-напросто подменила опись о приеме документов у кандидатов. И потом обвинила «яблочников» в том, что они якобы не представили копию свидетельства о государственной регистрации партии.
В экземпляре описи, который на руках у кандидатов, расписка в представлении этого документа есть — а в экземпляре, который показывает комиссия, этот документ якобы не представлен. 
«У каждого своя бумага, мы не знаем, кто прав», — разводит руками питерский Горизбирком и оставляет все, как есть. 
Ту же позицию, — хотя мошенничество очевидно, — занимает и ЦИК. Хотя вряд ли кто-то сомневается в наличии партии «Яблоко»… 
В Москве сейчас происходит точно такое же длящееся преступление — тысячи подписей избирателей, собранные кандидатами в депутаты Мосгордумы в тяжелейших условиях, бракуются или на основании кривых «баз ФМС» (где многое или устарело или недостоверно), или на основании неких «почерковедческих экспертиз», с необыкновенною легкостью объявляющих подписи поддельными. И даже личные свидетельства граждан, что они ставили эти подписи, ни к чему не приводят: избиркомы верят бумажке, а не человеку. 
В результате от выборов отстраняют Сергея Митрохина и Дмитрия Гудкова, Елену Русакову и Юлию Галямину, Илью Яшина и Любовь Соболь, Кирилла Гончарова и Андрея Бабушкина, Ивана Жданова и Анастасию Брюханову, Константина Янкаускаса и ряд других оппозиционных кандидатов — имевших большие шансы на победу. 
Грубо ограничивая не только их избирательные права, но и права тех, кто хотел за них голосовать и имел право увидеть своих кандидатов в бюллетенях. 
Сейчас подаются жалобы в Мосгоризбирком — и если бы он работал по закону, все «отказники» были немедленно восстановлены. 
Что будет на самом деле — зависит, в том числе (как и в Петербурге) от протестной активности горожан и от их стремления отстаивать свои нарушенные права. 
Но важно напомнить и о том, что в происходящем сейчас ничего ни нового, ни удивительного. 
В Петербурге и пять лет назад, на предыдущих выборах губернатора, к ним не допустили никого, кроме действующего главы города Георгия Полтавченко и его спарринг-партнеров. 
И муниципалитеты скрывали назначение выборов и прятали свои избиркомы, выстраивали очереди из подставных кандидатов и незаконно отказывали оппозиционерам в регистрации. 
Имена тех, кто творил эти безобразия, известны — но никто из них не понес никакого наказания. 
И безнаказанность пятилетней давности неминуемо породила сегодняшнее преступление против избирательных прав. 
Что касается Москвы, то многие из тех, кто сейчас обоснованно возмущается абсолютным произволом избиркомов при «проверке подписей», видимо, не помнят, как точно таким же путем в 2007 году список «Яблока» снимали с выборов в Законодательное Собрание Петербурга. При помощи «проверок ФМС» по ошибочным базам и «графологических экспертиз», которые невозможно было опровергнуть, потому что никаких доказательств и альтернативных почерковедческих заключений избиркомы не принимали. Ни городской, ни ЦИК. 
Все эти методы «проверки» были тогда апробированы — а сейчас снова «всплыли». 
И когда Любовь Соболь говорит, что не кандидат должен доказывать достоверность подписей в свою поддержку, а избирательная комиссия должна доказывать, что они достоверные, она совершенно права, вот только «Яблоко» говорило об этом еще в 2007 году — и не было услышано. 
Мы говорили, что избирательные права кандидатов и поддерживающих их граждан ограничиваются вне судебной процедуры, с фактической «презумпцией виновности» партии, которая должна доказывать, что представленные ей подписи действительны — вместо того, чтобы избирательная комиссия, если у нее есть сомнения, доказывала в суде, что подписи недействительны.
Что эксперты не считают нужным давать аргументированные заключения о причинах, заставивших их объявить подписи «бракованными» — это является характерным признаком внесудебной, по сути, расправы. И что эта система позволяет снять с выборов любую неугодную партию, которая в принципе не может «оправдаться», потому что никакие доказательства ее «невиновности» комиссия не принимает. 
Но все осталось, как есть — и именно поэтому сегодня творится тот беспредел, который мы наблюдаем на выборах Мосгордумы. 
Последнее, о чем тоже не раз говорил: механизм сбора подписей для регистрации кандидатов надо или вообще отменять, или сокращать число необходимых подписей до минимума. Собирать эти подписи через портал госуслуг — тогда их аутентичность будет обеспечена. 
Возвращать избирательный залог (в разумном размере) — как альтернативу подписям. 
И освобождать политические партии от любых ограничений при выдвижении кандидатов — ведь партии именно для этого и создаются. 
Выбор между кандидатами должен делать избиратель, а не избирком.




Рассказать друзьям:

Проход к парку на Смоленке открыт!

Друзья — защитники парка на Смоленке! 
После моего обращения к Александру Беглову наконец-то начали демонтировать забор вокруг участка. Проход уже открыт. 
Но надо не останавливаться: я требовал, во-первых, полностью убрать забор, ограждающий территорию, а во-вторых — начать работы по благоустройству, чтобы как можно быстрее появился парк. 
От чиновников не отстану. Парк будет! 
Еще раз — огромное спасибо всем, кто его защищал!
И да, отдельно — для Andrey Pivovarov: вся эта история — это, безусловно, общая победа, в которую за несколько лет каждый внес свой вклад, о чем я никогда не забывал говорить. Елена Марусина, Иван Серапин и другие жители собирали подписи и били во все колокола. Нэлли Вавилина и ее коллеги организовывали митинги, собирали подписи и мужественно сражались в судах. Мы с Максимом Резником и Алексеем Ковалевым писали депутатские запросы и вносили поправки в закон о ЗНОП, ПЗЗ и Генплан, отстаивали эти поправки и бились со Смольным, ходили к чиновникам и требовали создания парка. Марина Шишкина, Ольга Неупокоева, Дмитрий Анисимов, многие другие всеми силами отстаивали создание парка. Без общей работы этого бы не случилось. 
Сейчас на этом пути сделан еще один шаг — наконец, начали демонтировать забор. И это здорово. 
Хотя впереди — еще много работы. Ее хватит на всех.




Рассказать друзьям:

Федор Горожанко задержан

Федор Горожанко Федор Горожанко (Fedor Gorozhanko), — кандидат от «Яблока» в муниципальные депутаты, задержанный якобы за «мелкое хулиганство» в здании администрации Адмиралтейского района, где он пытался посетить заседание ИКМО Екатерингофский, оставлен на ночь в 38 отделе полиции. Ему вменяют ст. 20.1, ч. 2 КоАП. 
Это полный бред, потому что Горожанко, — судя по видео, — вел себя предельно спокойно, а агрессию проявляли (и матерились) люди из администрации. 
Тем не менее, задержан кандидат, а не чиновники. 
Федору помогали защитник Варя Михайлова Варя Михайлова и «яблочник» Юрий Багров Юрий Багров (Iurii Bagrov)
Видимо, завтра Федора повезут в суд. 
Прошу перепост и внимания коллег из СМИ.




Рассказать друзьям:

Ответ ЦИКа об агитации членов УИК

Друзья, получил хороший и важный ответ из ЦИКа.

Многие наши коллеги — члены избирательных комиссий с правом решающего голоса, баллотирующиеся в муниципальные депутаты, переживали по поводу запрета на агитацию, который в отношении таких членов комиссий сформулирован в виде абсолютного запрета на агитацию, выпуск и распространение любых агитационных материалов (подпункт «д» пункта 7 статьи 48 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»). Некоторые эксперты также высказывались в пользу того, что этот запрет не предполагает никаких исключений.

У нас возник вопрос: если члены комиссий с правом решающего голоса имеют право баллотироваться в других избирательных округах (подпункт «ж» пункта 1, пункт 2 статьи 29 67-ФЗ), то как же им вести кампанию, если нельзя агитировать за себя?

Я направил запрос (спасибо Павлу Шапчицу Pavel Shapchits), и получил ответ. 
ЦИК дал системное толкование норм 67-ФЗ и указал, что если можно баллотироваться, то и агитировать за себя тоже можно.
Более того, ЦИК рассмотрел и случай, когда кандидат по каким-то фантастическим причинам забыл, что он член комиссии с правом решающего голоса и выставил свою кандидатуру по тому же избирательному округу. Его полномочия, согласно 67-ФЗ, приостанавливаются, и, по мнению ЦИК, в таком случае он может агитировать за себя в том же избирательном округе, где является членом комиссии.
Хочется верить, что таких случаев забывчивости среди кандидатов и членов комиссий от «Яблока» нет.

И еще, чтобы два раза не вставать: в соответствии с тем же Федеральным законом 67-ФЗ, членом ИКМО (и вообще любой комиссии) с правом СОВЕЩАТЕЛЬНОГО голоса может быть любой из кандидатов, баллотирующихся на этих же выборах. 
Это прямо следует из пункта 21.1 статьи 29 этого закона: членами комиссий с правом совещательного голоса не могут быть назначены лица, указанные в подпунктах «а» — «е», «н» пункта 1 настоящей статьи. 
Пункт 1 говорит об ограничениях для членов комиссий с правом РЕШАЮЩЕГО голоса. И подпункт «ж» пункта 1, вводящий запрет для кандидатов быть членами комиссий с правом решающего голоса, в перечисление, указанное выше, не входит. Там пропущены подпункты «ж», «з», «и», «к», «л», «м». 
Это означает, что если у нас где-то есть группа кандидатов, то они могут назначить кого-то из этой группы членом ИКМО с правом совещательного голоса. Голосовать на заседании комиссии они, конечно, не могут, и не могут считать бюллетени. Но могут выступать на комиссии, имеют доступ к документам и могут присутствовать при подсчете. Права других кандидатов это никак не нарушает, потому что они в любой момент тоже могут получить для себя этот статус.




Рассказать друзьям:

Борис Стругацкий всё-таки был писателем

Дорогие друзья, свершилось! Заместитель председателя Союза писателей Санкт-Петербурга Сергей Арно выдал сегодня мне справку о том, что Борис Натанович Стругацкий был-таки писателем. Поскольку состоял в Союзе писателей с 1964 по 2012 годы. 
Публикую исторический документ и фото процесса передачи справки. 
А также — архивные документы Союза писателей: собственноручные заявление БНС о приеме, автобиографию и список произведений, написанных вместе с братом. 
Передаем в Комитет по культуре, чтобы скульптор мог начать делать мемориальную доску. 
Она будет установлена на доме 4 по улице Победы, где в те же самые 1964-2012 годы, до самой кончины, жил Борис Натанович.




Рассказать друзьям:

Самомедвеженцев пытаются спасти от поражения

Московский беспредел почти сравнивается с петербургским. 
Подавляющей части оппозиционных (не надо твердить «независимых» — все они представляют разные оппозиционные силы: «Яблоко», команду Гудкова, штаб Навального) кандидатов в Мосгордуму отказывают в регистрации. 
По совершенно абсурдным причинам, представляя липовые «результаты проверки по базам МВД» (то, как эти результаты бывают липовыми, «Яблоко» хорошо знает еще по истории со снятием нашего списка с выборов в питерский ЗАКС в 2007 году) и столь же липовые «результаты почерковедческой экспертизы» (которые нельзя оспорить, потому что возражения не принимаются). 
То, что институт сбора подписей надо отменять, что он превращен в карательный механизм, позволяющий «отсечь» любого неугодного кандидата или партию от выборов, «Яблоко» говорило много раз. Теперь с этим столкнулись не только мы, но и наши соседи по оппозиционному флангу. И на собственном примере увидели, как это работает. 
Мысленно — с теми, кто сейчас в Москве митингует, требуя допуска оппозиции к выборам. 
Собянин со своей мэрией и единороссами (жульнически прикидывающимися «самовыдвиженцами», хотя правильнее называть их «самомедвеженцами») хочет любой ценой сохранить власть над столичным парламентом, оставить его и дальше столь же декоративным придатком мэрии, как и раньше. 
Там на площади — и «яблочные» кандидаты, и Григорий Явлинский, и Эмилия Слабунова, и Николай Рыбаков, и многие другие. 
От выборов пытаются отстранить и моих товарищей по «Яблоку» (Сергея Митрохина, Елену Русакову, Кирилла Гончарова и других, имевших большие шансы на победу), и других оппозиционеров, в том числе Дмитрия Гудкова, Юлию Галямину, Илью Яшина, Любовь Соболь, Константина Янкаускаса. 
Ровно такую же задачу — превратить в фарс и губернаторские (не допустив никого из сильных соперников) и муниципальные выборы (в массовом порядке отказывая в регистрации и «Яблоку», и другим кандидатам от оппозиции), — решают сейчас в Петербурге временный губернатор Беглов и его смольнинско-пригожинская команда. 
Только общественное сопротивление может это остановить.




Рассказать друзьям:

О проверке оппозиционных подписей

Судя по ходу «проверки» подписей оппозиционных кандидатов в депутаты Мосгордумы, реализуется технология, обработанная в 2007 году в Петербурге, когда список Яблока сняли с выборов в ЗАКС. Суть — в том, что избирком представляет якобы результаты «проверки», которые получены от МВД или почерковедов, и которые невозможно оспорить, так как нет альтернативных источников той же информации, которые признает комиссия. По сути, это презумпция виновности кандидатов : не комиссия идёт в суд, доказывая что подписи плохие, а кандидат должен доказывать, что они правильные. И, как правило, не может это доказать, потому что никаких доказательств комиссия не признает. Уверен, что и Сергей Митрохин и Елена Русакова, и Кирилл Гончаров, и Андрей Андрей Бабушкин, и Евгений Бунимович, и Максим Круглов и Дарья Беседина, и Анастасия Брюханова от Яблока, и Дмитрий Гудков, и Юлия Галямина, и Любовь Соболь, и Илья Яшин, и другие оппозиционные кандидаты честно собрали подписи, проделали со своими командами огромную работу. Попытки отстранить их от выборов — грубое нарушение конституционных прав, и доказательство страха мэрии и едросов перед честными выборами и грядущим поражением. Желаю удачи кандидатам от оппозиции.




Рассказать друзьям:

Всё тонет в фарисействе

«Все, что сейчас происходит, наносит большой вред репутации нашего города, и грязные выборы никому не нужны. Вся страна смотрит телевизор, интернет, и в одном из лучших городов нашей страны происходят такие безобразия». 
Это временный губернатор Беглов – о происходящем на муниципальных выборах в городе, которым он пока что руководит. 
Первый комментарий: проснулся! 
Все это происходит уже месяц – а он только сейчас узнал. И несказанно удивился. 
Второй комментарий: какое же это лицемерие! 
Все, что происходит – начиная с тайно назначенных выборов и «игрой в прятки» избирательных комиссий, и заканчивая массовыми отказами в регистрации оппозиционным кандидатам, — организовано при непосредственном участии его подчиненных, его окружения и его товарищей по партии «Единая Россия». 
И это не «безобразие», а преступление по ст. 141 УК РФ. 
И когда Беглов сетует на происходящее, хочется ему сказать: Александр Дмитриевич, начните с себя! 
Все это копирует «технологию», которую его люди применяли год назад в Псковской области. 
Где Беглов со товарищи заявляли, что «Яблоко» — это «враги России», и должны быть политически уничтожены. Неудивительно, что сегодня именно «Яблоко», — судя по статистике отказов в регистрации на муниципальных выборах, — является главной мишенью для жуликов и негодяев. 
Мы будем бороться за каждого нашего кандидата. 
И на выборах 8 сентября будем бороться за победу. 
Пусть не надеются, что «Яблоко» отступит.




Рассказать друзьям:

О публичных религиозных мероприятиях (ответ прокуратуры)

Друзья, интересная история. 
На протяжении длительного времени пытаемся установить одинаковые для всех правила проведения публичных мероприятий – как общественно-политических, так и религиозных. Федеральное законодательство предписывает проводить религиозные мероприятия (если они проходят за пределами зданий и территорий, которые принадлежат соответствующей конфессии) в том же порядке, что и «обычные» публичные мероприятия. А петербургский закон о митингах и собраниях на религиозные обряды и церемонии не распространяется. И получается, что крестный ход по Невскому – это можно, а шествие в защиту Петербурга или за честные выборы – нельзя, потому что Невский – это запретная зона для публичных акций (что, на мой взгляд, совершенно неверно, и «Яблоко» не раз пыталось этот запрет отменить). 
Попытка изменить петербургский закон – чтобы он распространялся на религиозные мероприятия, — нам не удалась: проект «Яблока» парламентское большинство отклонило. Тогда я написал в прокуратуру, потому что питерский закон не может противоречить федеральному. В конце концов, получили вот такой ответ. Посмотрим, будут ли приняты эти поправки, предусматривающие распространение петербургского закона о митингах и собраниях и на религиозные мероприятия. 
Я – за то, чтобы правила были одни для всех. Более того, я – за крестный ход на Невском, если этого хотят верующие, это их право. Но тогда должны быть разрешены и другие публичные мероприятия на том же Невском. 
Надеюсь, что если изменения к закону будут приняты, это будет способствовать уменьшению абсурдных запретов на проведение публичных акций.




Рассказать друзьям: