Революционная Ксения из Балашихи

Ксения Собчак назвала нынешние протесты в Москве «революционной пеной из Балашихи». 
Что характерно, она до сих пор член политсовета «Партии перемен». 
Вместе с Дмитрием Гудковым, который сидит в спецприемнике, отбывая арест именно за эти протесты. 
Я не злопамятный, но память у меня хорошая. 
И я очень хорошо помню, как в конце 2017 и начале 2018 года эту путинскую куклу изо всех сил раскручивали на президентских выборах как «новое лицо оппозиции», якобы смело и решительно выступавшую с критикой власти. 
Как в Петербурге часть наших оппозиционеров не только ее поддерживала, но и работала в ее штабе. 
Как, казалось бы, умные и адекватные люди ничего не желали слушать, когда я им объяснял, что это кремлевская имитация, что ничего общего с оппозицией дочь бывшего начальника Путина не имеет, что поддерживать ее — значит, путать выборы с клоунадой. Как они снисходительно объясняли, что Григорий Явлинский «устарел», а вот Собчак — это то, новое, что нужно. 
Как Дмитрий Гудков, участвовавший в выдвижении Явлинского в президенты, за три дня до выборов перешел на другую сторону — кинулся к Собчак в политические объятия, заявив о будущем создании вместе с ней «Партии перемен». 
Потом Собчак поддержала повышение пенсионного возраста. 
Потом Собчак получила должность на газпромовском канале. 
Теперь она называет мирные протесты в Москве, где граждане защищают свои права и свое человеческое достоинство, «пеной». 
Роль отыграна, гонорар получен, маскарадный костюм «оппозиционной принцессы» убран в шкаф. 
Но ведь все — все!, — было видно с самого начала. 
Для тех, кто хоть немного хотел видеть. 
И хоть кто бы из тех, кто «топил» за Собчак на выборах, сегодня признал, что ошибся.




Рассказать друзьям:

«Перелом», говорите?

Против матери, пытавшейся найти лекарство для больного ребенка, не будет возбуждено уголовное дело. 
Режиссер, больной диабетом, переведен в статус свидетеля — вместо обвиняемого якобы в «массовых беспорядках». 
Двум другим обвиняемым по этому делу оставлено только «насилие в отношении представителя власти». Массовые беспорядки уже не вменяются. 
Девушка, избитая полицейским, пока не обвиняется по административной статье. 
А тут еще Сергей Чемезов намекает, что оппозиция — это не враги отчизны, существующие на деньги Запада, как принято считать, а в общем, полезный и необходимый элемент… 
Можно выдохнуть и осторожно надеяться на «перелом»? 
Отнюдь. 
Во-первых, почти все узники московского протеста — за решеткой. При том, что они ни в чем, — подчеркиваю, ни в чем!, — не виновны. Егор Жуков и Валерий Костенок, Данила Беглец и Евгений Коваленко, Кирилл Жуков и Иван Подкопаев, Самариддин Раджабов и Алексей Миняйло, Даниил Конон и Владислав Барабанов, Сергей Абаничев, Айдар Губайдулин, Сергей Фомин. 
Во-вторых, где уголовные дела против садистов и жандармов? 
Где уголовное дело против тех, кто задержал и допрашивал мать, посмевшую выписать лекарство для ребенка? 
Где уголовное дело против следователя, отобравшего инсулин у больного диабетом? 
Где уголовное дело против полицейского, ударившего в живот девушку? И установлен ли он, кстати? 
В-третьих, только что создана думская «комиссия» по изучению «вмешательства в наши внутренние дела». 
Будут изучать, как Запад влияет на акции протеста в Москве, где не допустили к выборам большинство оппозиционных кандидатов. 
Зюганов и Жириновский с восторгом поддержали. Не позволим, мол, развалить Союз и повторить Майдан. 
А Путин уже отметился заявлением, что кандидатов не допустили, потому что у них «подписи сфальсифицированы». 
Кто там еще призывает к «умному голосованию» за коммунистов или жириков — лишь бы единоросса провалить? И получить хрен вместо редьки?




Рассказать друзьям:

Рабочая династия от Партии Роста как запасной полк Единой России

Что называется, накипело — потому что количество давно перешло в качество 
На протяжении месяца член Горизбиркома от «Партии роста» Алексей Березин отважно препятствует восстановлению на выборах представителей «Яблока». 
При рассмотрении жалоб наших кандидатов на отказ в регистрации в муниципалитетах «Звездное», «Пулковский меридиан», «Московская застава», округ Морской, и ряду других, а особенно рьяно — по всем муниципалитетам Петроградской стороны, Березин неизменно выступает против «Яблока». 
Последняя ситуация — вопиющая: Городской суд рассматривает иск о снятии наших кандидатов в округе «Введенский» Павла Хусу и Павла Калайдина. 
Они сумели зарегистрироваться с невероятным трудом — как известно, по всей Петроградке в интересах единороссов шла тотальная «зачистка» кандидатов от «Яблока», отказы в регистрации под абсурдными предлогами. В округе «Введенский», с моей точки зрения, имело место банальное жульничество: документы Хусу и Калайдина, как и других «яблочников», ИКМО просто-напросто подменила, чтобы потом отказать им в регистрации. 
ЦИК, рассмотрев нашу жалобу, поручил Горизбиркому зарегистрировать кандидатов. Что Горизбирком и сделал. 
Но единороссы не унялись: организовали иск в суд и обжаловали решение Горизбиркома, который зарегистрировал «яблочников» на основании решения ЦИК. 
И что же дальше? А вот что. 
Специально на это заседание суда председатель Горизбиркома Виктор Миненко выписывает доверенность на право представлять Горизбирком на имя Березина. 
Березин приходит в суд — и признает иск! Просит суд отменить решение Горизбиркома. 
Его обязанность в суде — отстаивать решение Горизбиркома. А он просит его отменить. 
Вдумайтесь в абсурдность ситуации: представитель Горизбиркома поддерживает в суде требование об отмене решения Горизбиркома, принятое на основании решения ЦИК. 
Березин в данном случае имеет право выступать только в соответствии с позицией комиссии. Горизбирком, как коллегиальный орган, не принимал решения признать иск. 
Но Миненко выдал доверенность именно Березину — полагаю, прекрасно зная, какую позицию он займет. 
По сути, эта «двойка» заменила собой весь Горизбирком — вопреки его решению. 
Правда, суд в иске отказал — но, что называется, есть вопросы. 
И к Миненко, и к Березину, и к «Партии роста», которая его представила, прекрасно зная его прошлое. 
Алексей Березин — бывший член ГИК, которого еще в 2010 году «эсеры» (об этом не раз писал Илья Шмаков) считали одним из пособников фальсификациям в «Автово». 
В 2011 году Березин — член ИКМО «Красненькая речка», где проводили тайные выборы Валентины Матвиенко муниципальным депутатом (чтобы ее можно было направить в Совет Федерации), потом он работал в исполкоме «Единой России». 
А его отец — Виктор Березин, — в 2014 году возглавлял ИКМО в скандальном муниципальном образовании № 15, где против него было возбуждено уголовное дело по статье 141 УК РФ («Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей»). Но потом он попал под амнистию, хотя это, как говорят, «нереабилитирующее основание». 
В 2016 году «Партия роста» пригрела Березина-младшего, взяла его к себе как «полезного специалиста», а потом выдвинула в Горизбирком. 
А в 2019 году все та же «Партия роста» направила в ТИК № 29… Березина-старшего. Читайте решение Горизбиркома от 12 августа. И это — после скандала, связанного с трудностями регистрации кандидатов от «Партии роста» в этом ТИК. 
Что мы наблюдаем? Что от партии, которая называет себя оппозиционной, в Горизбиркоме сидит человек, который «мочит» оппозицию. 
И эта же партия направляет в ТИК его отца, которого только амнистия спасла от уголовного наказания по «выборным» делам. 
Неплохая «рабочая династия», правда? 
Причем, работающая в интересах единороссов. 
Если «Партия роста» немедленно не отрекается от этих персонажей, я буду считать ее их подельниками и запасным полком «Единой России».




Рассказать друзьям:

Подробнее по Сандармоху

Чуть подробнее по поводу Сандармоха, друзья. 
Потому что, в отличие от судеб узников московского протеста (которым я в высшей степени сочувствую), об этом говорят и пишут крайне мало. 
В урочище Сандармох, — что документально доказано исследованиями историка Юрия Дмитриева, — расстреляны и захоронены более 10 тысяч жертв сталинских репрессий. 
Среди них представители разных народов. 
Установлен памятник, поставлены символические кресты — на местах захоронений. 
Каждый год 5 августа там проходит памятная церемония (в 2018 году мне удалось там побывать). 
Так вот, мединское «военно-историческое общество» сейчас занимается крайне грязным делом. 
Они всеми силами пытаются доказать, что Сандармох — не место массовых репрессий, а якобы место, где финны расстреливали пленных красноармейцев. 
Потому что им надо любой ценой «замазать» память о сталинских преступлениях. 
И они второй год подряд там копают, — по сути, уничтожая ранее обнаруженные захоронения, — чтобы подтвердить свою версию. 
Эта версия — лжива. Никаких пленных красноармейцев финны там не расстреливали. Они вообще не знали об этом засекреченном месте. 
Но Минкульт Карелии, — действуя в связке с шакалами Мединского, — заявляет, что идея о захоронении в Сандармохе жертв сталинских репрессий — это «спекуляции вокруг событий в урочище», которые «наносят ущерб международному имиджу России», и «закрепляют в общественном сознании граждан необоснованное чувство вины перед якобы репрессированными представителями зарубежных государств». И вообще «становятся консолидирующим фактором антиправительственных сил в России».
То есть, помнить о сталинских преступлениях — это «необоснованное чувство вины». 
Минкульт и шакалы Мединского ведут себя, как наследники палачей. 
Конечно, никакой вины за эти преступления они не чувствуют и не могут. 
Потому что они — манкурты. 
Их необходимо остановить. 
Просил бы максимальный перепост. 
Очень важно, чтобы об этом знали.




Рассказать друзьям:

Кто такая Эва Бартлетт

Российские пропагандистские СМИ принялись изо всех сил цитировать якобы «канадскую журналистку Эву Бартлетт», критически-брезгливо отозвавшуюся о митинге в Москве 10 августа, сообщившую о вежливости полиции, и сравнившую это с «полицейской жестокостью» в США, Европе и, конечно же, в Израиле. 
Вот что пишет эта «журналистка» (потом поймете, почему беру в кавычки): 
«В Газе во время десятков протестов, где я была лично с 2009 по 2013 год, снайперы израильского спецназа не утруждали себя патронами со слезоточивым газом, они начинали сразу с боевых, и целились не только в ноги, а спокойно убивали безоружных палестинцев. Более трёхсот палестинцев были убиты израильскими снайперами начиная с 30 марта 2018 года».
Во-первых, Валерий Нечай Валерий Нечай (Valery Nechay) уже написал, что «Эва Бартлетт, которую называют «журналистом», на самом деле работает в Russia Today и стала известна, благодаря блогам-панегирикам, в которых поддерживала президента Сирии Ассада. А ещё, она не брезгует ездить в проплаченные правительством Северной Кореи пресс-туры, а потом хвалит северокорейский режим в своих блогах. Это — не журналист. Впрочем, для пропаганды сойдёт все». 
Во-вторых, эта «журналистка» не раз была поймана на вранье относительно происходящего в Сирии, где делала все, чтобы обелить режим Асада. Читайте «Вики» на английском, там все есть. 
А в-третьих, то, что она пишет про Газу — грубая ложь (характерная, впрочем, для некоторых западных любителей палестинских террористов).
В 2009-13 годах никакие «снайперы» не могли никого «отстреливать» в Газе — просто потому, что с 2005 года, как израильтяне оставили сектор Газа, там нет не только снайперов, а вообще никаких израильтян. Единственные, кого реально отстреливали — ракетчиков, которые из Газы (обожая делать это из школ или больниц) запускали «Касамы» по Израилю. 
В 2018 году начались так называемые «марши возвращения», т.е. попытки вооруженных толп прорваться из сектора Газа на территорию Израиля через границу и приступить к «возвращению оккупированных территорий». И тут — да, тех, кто пытался перелезть через ограждение (с оружием в руках или с бутылками с зажигательной смесью), или из-за спин демонстрантов пытался стрелять или бросать гранаты или «зажигалки» на израильскую сторону, отстреливали. Но любая страна при попытке вооруженного прорыва через свою границу делала бы то же самое. 
Так что, правды в оценках этой «журналистки» относительно митинга в Москве — ноль без палочки. Но только такие персонажи — с отрицательной репутацией, — сегодня есть у Кремля для своего «отмазывания».




Рассказать друзьям:

Выбор между кандидатами должен делать избиратель, а не избирком!

Не устаю твердить: все, происходящее сейчас на выборах в Петербурге и Москве, как патрон в обойму, укладывается в статью 141 УК РФ – воспрепятствование свободному осуществлению гражданами их избирательных прав, совершенное группой лиц по предварительному сговору. 
С использованием служебного положения. Соединенное с обманом, принуждением и насилием, или угрозой его применения. Наказуемое лишением свободы на срок до пяти лет. 
Это длящееся преступление — оно продолжается полтора месяца, но органы, именуемые правоохранительными, смотрят на него широко закрытыми глазами (судя по их реакции на многочисленные заявления, направленные, в том числе, и мной). 
В Петербурге мы сначала видели, как при помощи «муниципального фильтра» от выборов губернатора отстраняли всех, кто (как автор этого текста) мог не позволить путинскому назначенцу Александру Беглову превратить должность временного губернатора в постоянную. 
При этом для участия в выборах губернатора предлагалось представить подписи именно тех единороссовских муниципальных депутатов, которые скрывали назначение своих выборов, прятали избирательные комиссии за бронированными дверями, нанимали «качков» и «титушек», чтобы не дать оппозиционным кандидатам подать документы, а потом усилиями послушных избиркомов отказывали оппозиционерам в регистрации. И если им удастся таким путем сохранить свои места — все точно то же самое повторится на следующих выборах губернатора. 
Да, сейчас питерский Горизбирком начал восстанавливать кандидатов в депутаты, которым конвейерным способом, демонстративно не заботясь о законности, отказали муниципальные избиркомы (больше всех «отказников» у питерского «Яблока», которое в Смольном обоснованно считают главным оппонентом, также среди «отказников» немало «эсеров», самовыдвиженцев, в том числе от штаба Навального, представителей Партии роста и коммунистов). 
Но восстанавливают не всех — налицо случаи прямого мошенничества со стороны избиркомов, которые остаются безнаказанными, и могут распространиться, как крайне «заразный» вирус. 
Так, в муниципалитете «Звездное» избирательная комиссия просто-напросто подменила опись о приеме документов у кандидатов. И потом обвинила «яблочников» в том, что они якобы не представили копию свидетельства о государственной регистрации партии.
В экземпляре описи, который на руках у кандидатов, расписка в представлении этого документа есть — а в экземпляре, который показывает комиссия, этот документ якобы не представлен. 
«У каждого своя бумага, мы не знаем, кто прав», — разводит руками питерский Горизбирком и оставляет все, как есть. 
Ту же позицию, — хотя мошенничество очевидно, — занимает и ЦИК. Хотя вряд ли кто-то сомневается в наличии партии «Яблоко»… 
В Москве сейчас происходит точно такое же длящееся преступление — тысячи подписей избирателей, собранные кандидатами в депутаты Мосгордумы в тяжелейших условиях, бракуются или на основании кривых «баз ФМС» (где многое или устарело или недостоверно), или на основании неких «почерковедческих экспертиз», с необыкновенною легкостью объявляющих подписи поддельными. И даже личные свидетельства граждан, что они ставили эти подписи, ни к чему не приводят: избиркомы верят бумажке, а не человеку. 
В результате от выборов отстраняют Сергея Митрохина и Дмитрия Гудкова, Елену Русакову и Юлию Галямину, Илью Яшина и Любовь Соболь, Кирилла Гончарова и Андрея Бабушкина, Ивана Жданова и Анастасию Брюханову, Константина Янкаускаса и ряд других оппозиционных кандидатов — имевших большие шансы на победу. 
Грубо ограничивая не только их избирательные права, но и права тех, кто хотел за них голосовать и имел право увидеть своих кандидатов в бюллетенях. 
Сейчас подаются жалобы в Мосгоризбирком — и если бы он работал по закону, все «отказники» были немедленно восстановлены. 
Что будет на самом деле — зависит, в том числе (как и в Петербурге) от протестной активности горожан и от их стремления отстаивать свои нарушенные права. 
Но важно напомнить и о том, что в происходящем сейчас ничего ни нового, ни удивительного. 
В Петербурге и пять лет назад, на предыдущих выборах губернатора, к ним не допустили никого, кроме действующего главы города Георгия Полтавченко и его спарринг-партнеров. 
И муниципалитеты скрывали назначение выборов и прятали свои избиркомы, выстраивали очереди из подставных кандидатов и незаконно отказывали оппозиционерам в регистрации. 
Имена тех, кто творил эти безобразия, известны — но никто из них не понес никакого наказания. 
И безнаказанность пятилетней давности неминуемо породила сегодняшнее преступление против избирательных прав. 
Что касается Москвы, то многие из тех, кто сейчас обоснованно возмущается абсолютным произволом избиркомов при «проверке подписей», видимо, не помнят, как точно таким же путем в 2007 году список «Яблока» снимали с выборов в Законодательное Собрание Петербурга. При помощи «проверок ФМС» по ошибочным базам и «графологических экспертиз», которые невозможно было опровергнуть, потому что никаких доказательств и альтернативных почерковедческих заключений избиркомы не принимали. Ни городской, ни ЦИК. 
Все эти методы «проверки» были тогда апробированы — а сейчас снова «всплыли». 
И когда Любовь Соболь говорит, что не кандидат должен доказывать достоверность подписей в свою поддержку, а избирательная комиссия должна доказывать, что они достоверные, она совершенно права, вот только «Яблоко» говорило об этом еще в 2007 году — и не было услышано. 
Мы говорили, что избирательные права кандидатов и поддерживающих их граждан ограничиваются вне судебной процедуры, с фактической «презумпцией виновности» партии, которая должна доказывать, что представленные ей подписи действительны — вместо того, чтобы избирательная комиссия, если у нее есть сомнения, доказывала в суде, что подписи недействительны.
Что эксперты не считают нужным давать аргументированные заключения о причинах, заставивших их объявить подписи «бракованными» — это является характерным признаком внесудебной, по сути, расправы. И что эта система позволяет снять с выборов любую неугодную партию, которая в принципе не может «оправдаться», потому что никакие доказательства ее «невиновности» комиссия не принимает. 
Но все осталось, как есть — и именно поэтому сегодня творится тот беспредел, который мы наблюдаем на выборах Мосгордумы. 
Последнее, о чем тоже не раз говорил: механизм сбора подписей для регистрации кандидатов надо или вообще отменять, или сокращать число необходимых подписей до минимума. Собирать эти подписи через портал госуслуг — тогда их аутентичность будет обеспечена. 
Возвращать избирательный залог (в разумном размере) — как альтернативу подписям. 
И освобождать политические партии от любых ограничений при выдвижении кандидатов — ведь партии именно для этого и создаются. 
Выбор между кандидатами должен делать избиратель, а не избирком.




Рассказать друзьям:

Самомедвеженцев пытаются спасти от поражения

Московский беспредел почти сравнивается с петербургским. 
Подавляющей части оппозиционных (не надо твердить «независимых» — все они представляют разные оппозиционные силы: «Яблоко», команду Гудкова, штаб Навального) кандидатов в Мосгордуму отказывают в регистрации. 
По совершенно абсурдным причинам, представляя липовые «результаты проверки по базам МВД» (то, как эти результаты бывают липовыми, «Яблоко» хорошо знает еще по истории со снятием нашего списка с выборов в питерский ЗАКС в 2007 году) и столь же липовые «результаты почерковедческой экспертизы» (которые нельзя оспорить, потому что возражения не принимаются). 
То, что институт сбора подписей надо отменять, что он превращен в карательный механизм, позволяющий «отсечь» любого неугодного кандидата или партию от выборов, «Яблоко» говорило много раз. Теперь с этим столкнулись не только мы, но и наши соседи по оппозиционному флангу. И на собственном примере увидели, как это работает. 
Мысленно — с теми, кто сейчас в Москве митингует, требуя допуска оппозиции к выборам. 
Собянин со своей мэрией и единороссами (жульнически прикидывающимися «самовыдвиженцами», хотя правильнее называть их «самомедвеженцами») хочет любой ценой сохранить власть над столичным парламентом, оставить его и дальше столь же декоративным придатком мэрии, как и раньше. 
Там на площади — и «яблочные» кандидаты, и Григорий Явлинский, и Эмилия Слабунова, и Николай Рыбаков, и многие другие. 
От выборов пытаются отстранить и моих товарищей по «Яблоку» (Сергея Митрохина, Елену Русакову, Кирилла Гончарова и других, имевших большие шансы на победу), и других оппозиционеров, в том числе Дмитрия Гудкова, Юлию Галямину, Илью Яшина, Любовь Соболь, Константина Янкаускаса. 
Ровно такую же задачу — превратить в фарс и губернаторские (не допустив никого из сильных соперников) и муниципальные выборы (в массовом порядке отказывая в регистрации и «Яблоку», и другим кандидатам от оппозиции), — решают сейчас в Петербурге временный губернатор Беглов и его смольнинско-пригожинская команда. 
Только общественное сопротивление может это остановить.




Рассказать друзьям:

О проверке оппозиционных подписей

Судя по ходу «проверки» подписей оппозиционных кандидатов в депутаты Мосгордумы, реализуется технология, обработанная в 2007 году в Петербурге, когда список Яблока сняли с выборов в ЗАКС. Суть — в том, что избирком представляет якобы результаты «проверки», которые получены от МВД или почерковедов, и которые невозможно оспорить, так как нет альтернативных источников той же информации, которые признает комиссия. По сути, это презумпция виновности кандидатов : не комиссия идёт в суд, доказывая что подписи плохие, а кандидат должен доказывать, что они правильные. И, как правило, не может это доказать, потому что никаких доказательств комиссия не признает. Уверен, что и Сергей Митрохин и Елена Русакова, и Кирилл Гончаров, и Андрей Андрей Бабушкин, и Евгений Бунимович, и Максим Круглов и Дарья Беседина, и Анастасия Брюханова от Яблока, и Дмитрий Гудков, и Юлия Галямина, и Любовь Соболь, и Илья Яшин, и другие оппозиционные кандидаты честно собрали подписи, проделали со своими командами огромную работу. Попытки отстранить их от выборов — грубое нарушение конституционных прав, и доказательство страха мэрии и едросов перед честными выборами и грядущим поражением. Желаю удачи кандидатам от оппозиции.




Рассказать друзьям:

Всё тонет в фарисействе

«Все, что сейчас происходит, наносит большой вред репутации нашего города, и грязные выборы никому не нужны. Вся страна смотрит телевизор, интернет, и в одном из лучших городов нашей страны происходят такие безобразия». 
Это временный губернатор Беглов – о происходящем на муниципальных выборах в городе, которым он пока что руководит. 
Первый комментарий: проснулся! 
Все это происходит уже месяц – а он только сейчас узнал. И несказанно удивился. 
Второй комментарий: какое же это лицемерие! 
Все, что происходит – начиная с тайно назначенных выборов и «игрой в прятки» избирательных комиссий, и заканчивая массовыми отказами в регистрации оппозиционным кандидатам, — организовано при непосредственном участии его подчиненных, его окружения и его товарищей по партии «Единая Россия». 
И это не «безобразие», а преступление по ст. 141 УК РФ. 
И когда Беглов сетует на происходящее, хочется ему сказать: Александр Дмитриевич, начните с себя! 
Все это копирует «технологию», которую его люди применяли год назад в Псковской области. 
Где Беглов со товарищи заявляли, что «Яблоко» — это «враги России», и должны быть политически уничтожены. Неудивительно, что сегодня именно «Яблоко», — судя по статистике отказов в регистрации на муниципальных выборах, — является главной мишенью для жуликов и негодяев. 
Мы будем бороться за каждого нашего кандидата. 
И на выборах 8 сентября будем бороться за победу. 
Пусть не надеются, что «Яблоко» отступит.




Рассказать друзьям:

О предстоящих губернаторских выборах

Друзья, обеспокоенные тем, как теперь голосовать на выборах губернатора Петербурга, и ждущие немедленных объяснений и призывов! 
До голосования — еще два месяца. 
Мы еще не раз успеем обсудить стратегию и тактику. 
Конечно, я тоже изложу вам все свои соображения. 
Но сейчас, — в эти дни, — куда актуальнее другая задача: прорваться на муниципальные выборы, которые пройдут в тот же день, 8 сентября. 
И с которых в массовом порядке снимают кандидатов от «Яблока» и не только («эсеры», например, жалуются на те же проблемы). 
Необходимо пробиться и победить!




Рассказать друзьям: