Своих сдают. Как всегда?

Россия отказалась обменять своих граждан, осужденных на Украине, на украинских политзаключенных в российских тюрьмах, сообщила по результатам работы Трехсторонней контактной группы в Минске представительница Украины на минских переговорах, первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко.
По ее словам, российские представители заявили, что «Россия не имеет отношения к конфликту и нас там нет».


Отказ от освобождения военнопленных по принципу «всех на всех» (а речь идет именно об обмене военнопленными) — еще одно наглядное доказательство полного отсутствия совести в Кремле.
Четыре с половиной года российские власти лицемерно отрицают участие российских военных в боевых действиях на востоке Украины. Немедленно отрекаясь от тех, кто попадает в плен — объявляя их «бывшими военнослужащими», «не имеющими отношения к Вооруженным силам РФ», «отпускниками», «добровольцами», якобы купившими оружие и форму в ближайшем военторге.
Ничего не меняется — точно так же все было почти четверть века назад.
26 ноября 1994 года российские танкисты из Кантемировской дивизии (предварительно оформившие «отпуска») штурмовали Грозный и попали в плен. После чего министр обороны Павел Грачев заявил «это не наши солдаты!». Григорию Явлинскому и Сергею Юшенкову удалось добиться освобождения нескольких пленных — что потребовало огромных усилий…
На востоке Украины продолжается необъявленная, но реальная война, где постоянно льется кровь и гибнут люди. И продолжается она при поддержке из России — направляющей туда вооруженных «ихтамнетов». Упрямое отрицание этого факта, — сколько бы ни старались в Кремле, — давно уже никого в мире ни в чем не убеждает.
Кстати, очень показательно, что по словам Геращенко, российская сторона отказалась сформировать группу для обсуждения передачи под контроль Киева контролируемого боевиками участка украино-российской границы. А без этой передачи процесс направления «ихтамнетов» и боевой техники так и будет продолжаться — и будет продолжаться война.
Напоминаю: Олег Сенцов голодает 116 дней, требуя освобождения удерживаемых Россией украинских заключенных. Не за себя — за других. Его жизнь в реальной опасности, и непоправимое может случиться в любую минуту.
Обмен «всех на всех» может спасти Сенцова.
Но в Кремле отвечают отказом.
Чтобы не отпустить «чужих», предпочитают, как и раньше, — вопреки лицемерным пропагандистским уверениям, — сдать «своих».




Рассказать друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *