Опять не заслужили?

Петербургский парламент вновь не избрал почетными гражданами города Александра Городницкого и Александра Сокурова.

Звание «Почетный гражданин Санкт-Петербурга», по закону, присваивается за «выдающийся вклад в развитие Санкт-Петербурга, повышение его роли и авторитета в России и за рубежом; в укрепление демократии и защиты прав человека; в науку, искусство, духовное и нравственное развитие общества».

Как «высоко» был оценен подавляющим большинством моих коллег вклад Городницкого и Сокурова в развитие Петербурга и повышение его роли и авторитета — показали результаты голосования: Городницкого поддержали только десять депутатов из 50, Сокурова — семь. При том, что можно было голосовать за любое число кандидатур (всего претендентов было пятеро).

Комментируя для журналистов результаты голосования, я с трудом подбирал выражения, стараясь употреблять исключительно парламентские.

Десять голосов получил бард, поэт, академик, мореплаватель, автор неофициального, но подлинного гимна города  — «Атлантов» (тех, самых, которые держат небо на каменных руках).

Семь голосов — кинорежиссер с мировым именем и один из самых последовательных защитников исторического наследия Петербурга.
Больше, видимо, не заслужили. Не наработали. Не внесли достаточный вклад.

Сокурова, кстати, не так давно не впустили в Смольный — на заседание Совета по культурному наследию, в который он входит. Паспорт с собой у Александра Николаевича, видите ли, оказался не внутренний, и заграничный. В нарушение инструкции ФСО, понимаете ли.
Какого рожна в Смольном ФСО — неизвестно: на мой запрос губернатор Георгий Полтавченко ответил, что таково, мол, решение президента. И сослался на закон. Но закон предусматривает предоставление государственной охраны людям, а не зданиям. Не всем же в Смольном президент предоставил охрану?

Очевидно: и Городницкий, и Сокуров давно стали живыми символами нашего города. Песни Городницкого и фильмы Сокурова прославили Петербург во всем мире. Оба они горячо любимы горожанами. Оба они — моральные авторитеты, чьих слов ждут, к чьему мнению прислушиваются.

Городницкого выдвигали в почетные граждане в четвертый раз. Сокурова — в третий. И каждый раз — проваливали. При том, что почетными гражданами Петербурга уверенно выбирали, в том числе, начальников «Водоканала» и «Метростроя». Видимо, внесших больший вклад в повышение авторитета Петербурга…

Репутации Городницкого и Сокурова тот факт, что их снова не выбрали почетными гражданами, не нанесет никакого ущерба.
Это нанесет ущерб только репутации тех, кто их не выбрал.




Рассказать друзьям:

Мы победили: Конюшенное ведомство вернут городу!

Бывшее Конюшенное ведомство — уникальный памятник работы Василия Стасова, расположенный в самом центре Петербурга, рядом с Марсовым полем, — спасено от угрозы превращения в апарт-отель, а по сути – под элитный жилой комплекс.
Планы инвестора — компании братьев Бориса и Михаила Зингаревичей, — включали, в том числе, застройку изнутри уникальных галерей, не имеющих аналогов в России.

В апреле 2014 года вместе с градозащитниками и экспертами мы смогли попасть внутрь Конюшенного двора. И увидеть эти галереи, много десятилетий скрытые от посторонних глаз (здание все время находилось в ведении ОГПУ — НКВД — милиции).
Увидев их, и поняв, что галереи хотят застроить изнутри «клетушками» в два этажа, мы ужаснулись и начали борьбу за изменение проекта.
Получили проектную документацию для анализа. Передали ее экспертам Совета по культурному наследию при городском правительстве. Выявили множество нарушений при проведении историко-культурной экспертизы. Предложили инвестору изменить проект. И начали общественную дискуссию о планах реконструкции памятника.
В феврале 2015-го Совет по культурному наследию (я выступал на заседании) практически единогласно выступил против застройки галерей Конюшенного двора как противоречащей законодательству об охране культурного наследия.
Инвестор согласился на «компромисс» — будет застраиваться только одна галерея, а во второй будет СПА-центр, фитнесс-центр и бассейн.
Я на это ответил, что можно, конечно, ампутировать одну ногу вместо двух и назвать это компромиссом, но человек все равно будет глубоким инвалидом.
В июне 2015 года вице-губернатор Игорь Албин сообщил, что здание будет возвращено городу, и что начинаются переговоры по этому вопросу.
Они заняли почти год.
И вот наконец, 20 мая, компания Зингаревичей направила в Смольный документы для расторжения инвестиционного договора. Проект апарт-отеля отменен. Здание возвращается городу и теперь, в том числе, при участии Совета по культурному наследию, будет решаться, как его будут использовать.
На наш взгляд, надо создавать там городское общественное пространство – музеи, выставки, проведение праздников, торговля, кафе и рестораны.
Конечно, нужны деньги на реставрационные работы — но это тот случай, когда средства должен выделить бюджет Петербурга. Тем более, что здание (особенно, галереи) вовсе не в таком плохом состоянии.
Мы одержали победу — но какой же дорогой ценой она далась!
Понадобилось два года. Неимоверное количество сил, времени и нервов. Множество встреч, совещаний и заседаний. Для того, чтобы доказать очевидное, казалось бы, с самого начала: нельзя уродовать памятник, навсегда уничтожая для граждан возможность полюбоваться его уникальными галереями.
В начале этой борьбы наши шансы на успех представлялись не очень высокими.
«Да там все согласовано, все разрешено, ничего менять не будем, не мутите воду», — примерно так с нами общались чиновники, включая самых высокопоставленных.
«Инвестор должен получить прибыль!», — уверял нас глава Комитета по охране памятников (!) Сергей Макаров. Я ему на это неизменно отвечал, что он путает Комитет по охране памятников и Комитет по инвестициям, потому что его задача — защищать памятник, а не экономические интересы инвестора.
В январе 2015 года, после осмотра Конюшенного ведомства (был сильный мороз, и мы зашли отогреться) мы сидели в кафе с главой Движения «Защита исторического Петербурга» (и одним из самых активных защитников памятника) Владимиром Котеговым и кинорежиссером и членом Совета по культурному наследию Александром Сокуровым. И Александр Николаевич грустно говорил: все бесполезно, ничего у нас не выйдет, они сильнее, они нас не слышат, от нас ничего не зависит…
Мы отвечали: надо продолжать борьбу. Надо не опускать руки. Надо не впадать в уныние — и победа придет. Она пришла.
Огромное спасибо всем, кто боролся: сопредседателю петербургского ВООПИиК Александру Марголису, его заместителю Александру Кононову, зампреду Совета по культурному наследию и выдающемуся эксперту Михаилу Мильчику, члену Совета Андрею Пунину, Владимиру Котегову и его активистам (Галине Белковой, Елене Киселевой-Хассинен и другим), и многим другим, кто внес свой вклад в эту победу.
Это не первая наша победа. И я уверен — не последняя.




Рассказать друзьям:

Евровидение как справедливость

Я поздравляю Джамалу и всех, кто за нее болел, с победой.
Очень важно, что высшей наградой оценили песню памяти об одном из самых страшных сталинских преступлений — массовой депортации крымских татар.
В очередной раз мы увидели мерзость, которую позволило себе российское ТВ во время Евровидения — назвав эту песню рассказом о тех, кто «покинул свои дома в поисках лучшей жизни». При том, что почти половина депортированных погибла. А потомки вернувшихся крымских татар сегодня подвергаются новым преследованиям со стороны «присоединивших» Крым российских властей.
Да, депортации подверглись не только крымские татары.
Но кто-то может представить себе, чтобы нынешняя Россия отправила на Евровидение исполнителя с песней памяти о массовой депортации, например, чеченцев или ингушей, балкарцев или карачаевцев?
Вместо этого у нас — свободное прославление Сталина и оправдание его преступлений.
Поэтому победа Джамалы — еще и проявление справедливости.




Рассказать друзьям:

Не начать ли Улюкаеву с себя?

Минэкономразвития России опубликовало макроэкономический прогноз на 2016-2019 годы, обещая снижение инфляции к концу 2016 года до 6.5%, а к концу 2017 года — аж до 4% (это после 11.4% в 2014 году и 12.9% в 2015-м).

Но не спешите радоваться: ведомство, возглавляемое Алексеем Улюкаевым, полагает, что инфляция снизится не потому, что правительство ограничит, например, «аппетиты» монополистов (их тарифы вновь будут расти темпами, опережающими инфляцию), а потому, что снизятся реальные доходы населения. В 2016 году — на 2.8% по сравнению с 2015-м, в 2017 году — еще на 0.3%. При этом реальные зарплаты в 2016 году снизятся на 1.5%, реальные пенсии — на 4.8%.

В прогнозе МЭР это деликатно называется «динамика реальных располагаемых доходов населения, как и реальной заработной платы, в 2016 году останется в области отрицательных значений». Дальше МЭР планирует некоторый рост, но отмечает, что «в 2018 году реальная заработная плата восстановится до уровня 2015 года, однако до уровня 2014 года в прогнозный период она не восстановится».

В результате (цитируя документ) «в условиях негативной экономической динамики и сокращения доходов население будет ограничивать текущее потребление». И число бедных возрастет с 13.1% в 2015 году до 13.7% к концу 2017 года. И снизится до 13.1% лишь к 2019 году.

Иначе говоря, в ближайшие годы нас ждет рост бедности, снижение реальных зарплат и пенсий и «ограничение текущего потребления». То есть, экономия на всем, чем можно — для большинства граждан.

Таким путем планируется остановить экономический спад, увеличить инвестиции (если ограничить зарплаты — повысится прибыль) и добиться роста ВВП на 4.5% в 2019 году.

Нет ничего нового под солнцем: ведомство верного гайдаровца Улюкаева предлагает нам типичную гайдаровскую стратегию.

Снова, как и четверть века назад, хотят «бороться с инфляцией» путем невыплаты зарплат. И рассказывают сказки про то, что повышенную прибыль якобы инвестируют в производство (а не распихают по карманам и не выведут в оффшоры).

Предложения МЭР уже назвали в сетях «людоедскими» — и если и погорячились, то совсем ненамного.
«А что делать, если у государства денег нет?», — может спросить читатель.

На этот вопрос есть очень простой ответ: перестать тратить треть бюджета страны на «оборонку» и непрерывно размножающихся «силовиков», перестать снабжать оружием и деньгами бандитов на востоке Украины, урезать расходы на «мундиали» и «мосты в Крым», перестать враждовать со всем миром и биться в непрерывной внешнеполитической падучей. И деньги появятся. По крайней мере, на нормальную (соответствующую инфляции) индексацию пенсий и зарплат «бюджетников».

Впрочем, обещанное «затягивание поясов» касается не всех.
Сам г-н Улюкаев, судя по официальным данным, в 2015 году увеличил свои доходы до 60 миллионов рублей с 43,3 миллиона рублей (а вместе с супругой — до 75 миллионов рублей с 51,4 миллиона рублей).
Может быть, министру следовало бы начать «затягивать пояса» с себя?




Рассказать друзьям: