Канонизация не отменяет историю

Неутихающее сражение неистовой г-жи Поклонской с фильмом Алексея Учителя «Матильда» (встретив режиссера, я сказал ему, что при таких рекламных агентах оглушительный успех фильму обеспечен) уводит на второй план куда более важную тему: можно ли отменить историю в светском государстве, опираясь на канонизацию исторического персонажа?

Читать далее Канонизация не отменяет историю




Рассказать друзьям:

День мифов о Собчаке

В последнее десятилетие каждый юбилей Анатолия Собчака (а сегодня ему исполнилось бы 80 лет) становится днем повторения мифов о первом и последнем мэре Санкт-Петербурга.

Собчак был политиком, которому верили и которым восхищались сотни тысяч людей — в их глазах он олицетворял и демократические идеи, и правовое государство, и надежды на лучшее будущее.

Но именно он сделал очень много для того, чтобы для того, чтобы эти идеи были дискредитированы, государство — не построено, а надежды — не оправдались.

Он начал свой путь, как ярчайший носитель демократических идей, а закончил — как авторитарный лидер и сторонник «сильной исполнительной власти».

Он начал свой путь, как один из самых популярных парламентариев в стране и председатель первого демократического Ленсовета, а закончил — как человек, неизменно выступавший за усиление своей личной власти: за свое право принимать единоличные и бесконтрольные решения, за «развязывание рук» чиновникам и за отстранение депутатов от влияния на исполнительную власть. И как главный инициатор разгона Ленсовета в декабре 1993 года.

Он начал свой путь, как ярый антикоммунист, не упускавший ни одной возможности для того, чтобы заклеймить компартию и ее функционеров, а закончил — как человек, который, став мэром, назначил на целый ряд важных руководящих постов бывших первых и вторых секретарей райкомов партии и сотрудников госбезопасности (в том числе, Владимира Путина), а затем выступил категорически против запрета на профессии для бывшей партийной номенклатуры, заявив, что это будет «охота на ведьм».

Он начал свой путь, как страстный агитатор за верховенство Закона и правовое государство, а закончил — как мэр города, отказывавшийся выполнять не нравящиеся ему «плохие» законы и хронически принимавший незаконные, но «целесообразные» с его точки зрения решения.

На его счету немало реальных заслуг — но вместо них его поклонники все годы, прошедшие после его кончины, упорно тиражируют мифы.

И главный из них, конечно же, — миф о Собчаке, якобы «вернувшем Петербургу его историческое имя».

На сей раз, Николай Сванидзе заявляет: оказывается, Собчак, «став мэром, в суровом противостоянии с оставшимися от советских времен депутатами, демократическим образом убедил жителей, что их город должен называться Санкт-Петербургом», и «возможно, это самое главное, с чем он войдет в историю».

Между тем, все было с точностью до наоборот!

Начиная с того, что голосование жителей о возвращении Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург происходило одновременно с выборами мэра города 12 июня 1991 года, и заканчивая тем, что именно депутаты Ленсовета, в противостоянии со своим председателем Собчаком, и  выдвинули идею возвращения городу его исторического названия, и довели эту идею до реализации.

К счастью, еще живы те, кто помнит, как все было на самом деле.

Кто помнит, что впервые предложение о переименования Ленинграда в Санкт-Петербург появилось осенью 1990 года на второй сессии Ленсовета, и выдвинули это предложение депутаты, а вовсе не Собчак.

Кто помнит, что председатель Ленсовета Анатолий Собчак выступал против возвращения городу его исторического названия — сперва говоря, что это оскорбление памяти блокадников, а потом — что это очень дорого, потому что надо менять штампы, вывески, печати и все прочее.

Кто помнит, что в апреле 1991 года, когда на сессии Ленсовета принималось решение о проведении 12 июня опроса жителей города о возвращении ему исторического названия, Собчак был против того, чтобы этот пункт даже включали в повестку дня.

Кто помнит, что в предвыборной программе Собчака, когда он баллотировался на пост мэра города, не было ни слова о переименовании города (как не устает твердить Людмила Нарусова — якобы, дела всей его жизни), и лишь в последние дни перед 12 июня он начал публично поддерживать эту идею.

Историческое имя Санкт-Петербургу вернули его жители — 53% которых 12 июня 1991 года проголосовали «за». И депутаты Ленсовета, которые не жалели сил для того, чтобы провести этот опрос, и агитировали жителей за переименование.

Анатолий Собчак к этому в лучшем случае непричастен.

Мифы о нем не сохранялись бы так долго — если бы не были важнейшей составной частью мифа о Путине, который обязан ему началом своего политического восхождения, и чрезвычайно дорожит табличкой «ученик Собчака». И вчера интересовался у губернатора Петербурга Георгия Полтавченко — готов ли  город к юбилею его учителя?

И эти мифы не сохранялись бы так долго, если бы многие из тех, кто создает иконописный образ первого мэра города, не преклонялись не столько перед ушедшим Собчаком, сколько перед здравствующим Путиным.

Место в российской истории Анатолию Собчаку обеспечено.

Но остаться в этой истории он должен таким, каким был — со всеми своими достоинствами и недостатками.




Рассказать друзьям:

Вернуться из Сирии домой

Федеральные каналы обходят гробовым молчанием акцию «Яблока», начатую в рамках президентской кампании Григория Явлинского — «Время вернуться домой», со сбором подписей за выход России из войны в Сирии, против участия нашей страны в любых военных авантюрах, за вложение средств в обустройство и развитие России.

Читать далее Вернуться из Сирии домой




Рассказать друзьям:

Министерство репрессий, или Закона больше нет

Петербургские события последней недели — после массовых задержаний на Марсовом поле 12 июня, — наглядно показывают два обстоятельства: создано Министерство репрессий, и закона больше нет.

Полиция, прокуратура, суд — не более чем, разные департаменты указанного Минрепрессий. Они действуют согласованно, решая общую задачу: покарать тех, кто посмел выступить против власти.

Читать далее Министерство репрессий, или Закона больше нет




Рассказать друзьям:

Почетных граждан изберут по должности

Сегодня, 24 мая, Законодательное Собрание Санкт-Петербурга будет выбирать новых почетных граждан Санкт-Петербурга.

Уверен: настоящий почетный гражданин нашего города — это тот, о ком обычно спрашивают: а что, разве он еще не почетный гражданин?

Фракция «Яблоко» будет голосовать именно за таких людей — за кинорежиссера Александра Сокурова и народную артистку Эдиту Пьеху.

За тех, кто в общественном мнении давно уже — почетные граждане нашего города. Что бы не решило Законодательное Собрание, не раз им отказывавшее в этом почетном звании. Как отказывало Борису Стругацкому и Александру Городницкому.

Да, почти наверняка ни Сокуров, ни Пьеха и на этот раз не станут почетными гражданами.

Это решение не повлияет на репутацию Сокурова и Пьехи.

Оно повлияет только на репутацию Законодательного Собрания. Причем, не в лучшую сторону.

Мы, в общем, знаем, кого предпочтут сегодня прославленному кинорежиссеру и замечательному гражданину, и великой артистке, на песнях которой выросло не одно поколение.

Им предпочтут патриарха Кирилла и главу Совета Федерации Валентину Матвиенко.

Что можно о них сказать?

Тридцать с лишним лет назад будущий патриарх покинул Петербург. И если бы сегодня он не был бы патриархом — вряд ли всерьез обсуждалась бы его кандидатура как почетного гражданина нашего города.

При этом я не могу вспомнить, чтобы его голос звучал при обсуждении острейших петербургских вопросов.

Чтобы, твердя о духовности и традициях, он требовал не допустить искажения исторических петербургских панорам чудовищной башней Охта-центра. Чтобы он призывал защитить от разрушения памятники архитектуры. Не допустить «переделки» Конюшенного ведомства под элитное жилье и переселения части жителей исторического центра за его пределы. Не допустить превращения 31-й больницы в медицинский центр для высших судов. Спасти «блокадную» подстанцию, не допустить застройки вокруг Пулковской обсерватории, защитить Публичную библиотеку. Чтобы он возмущался разжиганием национальной вражды или требовал наказать тех, кто виноват в смерти Умарали Назарова, отнятого у матери…

Главное, что сегодня вспоминается в связи с его именем, — применительно к Петербургу, — это скандальные попытки передать церкви Исаакиевский собор, не поддерживаемые большинством горожан, в отличие от большинства депутатов ЗАКСа.

Ну и что тут заслуживает почетного гражданства?

Однако, мне, — как, я уверен, очень многим горожанам, — понятно, что парламентское большинство будет голосовать не за человека, а за статус. Оценивать не заслуги Кирилла перед Петербургом (которые несравнимы с заслугами Сокурова или Пьехи), а должность. Голосовать, считая, что отказать патриарху в почетном гражданстве — значит, проявить непозволительную нелояльность.

Тоже самое относится и к кандидатуре Валентины Матвиенко.

О ней можно сказать много — и не только критического (например, вспомнить «Охта-центр», или многочисленные «градостроительные ошибки»).

Мне вспоминаются ее слова, сказанные мне во время интервью для «Новой газеты» в 2004 году — вскоре после трагедии в Беслане. Тогда она сказала, что если бы возглавляла штаб — пошла бы на любые переговоры, чтобы спасти детей.

Это заслуживает большого уважения — немногие из наших политиков решились бы на такие заявления. Но ведь понятно, что будут оцениваться не ее заслуги — в сравнении с заслугами других кандидатов. Будет оцениваться должность — третьего человека в стране. И отказ в награждении почетным гражданством будет тоже расцениваться как вопиющая нелояльность.

Очень жаль, что Валентина Ивановна, как и патриарх Кирилл, не нашла в себе силы отказаться от номинации — это было бы мужественным решением. И очень жаль, что в январе 2016 года была отменена поправка «Яблока» к закону о звании «Почетный гражданин Санкт-Петербурга» — запрещающая присвоение этого звания лицу, замещающему государственную должность Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, ранее чем через три года после завершения срока полномочий или его работы в данной должности. Чтобы при рассмотрении вопроса о почетном гражданстве на решение не влияла высокая должность.

Одиннадцать лет назад, когда почетным гражданином Санкт-Петербурга выбирали действующего президента, немногие оппозиционеры в этом зале говорили: «последнее дело — награждать первых лиц».

Уверен: и сегодня эти слова остаются так же актуальными.




Рассказать друзьям:

«Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас

Угрозы, брань, требования замолчать и молить о прощении на коленях, звучащие в адрес журналистов от светских и духовных лиц Чеченской республики, на мой взгляд, вполне подпадают под две статьи Уголовного кодекса.

Читать далее «Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас




Рассказать друзьям:

Как врут, не краснея

Канал «Россия-1» в программе «Вести» 19 марта сообщил, что «в субботу несколько сотен петербуржцев пришли на Марсово поле на градозащитный митинг».
Это – о самом массовом митинге в Петербурге за последние полтора десятка лет (больше пришло только 1 марта 2015 года – но тогда были исключительные обстоятельства: убийство Бориса Немцова).
Даже по данным полиции, 18 марта на Марсовом поле были 3.5 тысячи горожан. На самом деле – как минимум, вдвое больше. Огромное число неравнодушных, умных, активных, любящих свой город людей.

Читать далее Как врут, не краснея




Рассказать друзьям:

Может, хватит песен о «едином кандидате от оппозиции»?

Предложение Алексея Навального провести перед президентскими выборами праймериз оппозиции, — с демократами, либералами, коммунистами и даже либерал-демократами, — все та же надоевшая песня о «едином кандидате от оппозиции».

Оставим даже за кадром то, что Навальный всерьез считает оппозицией Жириновского со товарищи. Это даже не смешно — это грустно.

Важнее другое.

Читать далее Может, хватит песен о «едином кандидате от оппозиции»?




Рассказать друзьям:

«Особое мнение» на «Эхе Москвы»

Друзья, эфир программы «Особое мнение» с моим участием на «Эхе» 14 февраля.
Послушайте, кому интересно.

http://echo.msk.ru/programs/beseda/1927962-echo/




Рассказать друзьям:

Бревно в глазу Володина

Спикер Госдумы Вячеслав Володин нашел массу недостатков в президентской кампании в США.
Оказывается, и досрочное голосование там было, и президент Обама занимался агитацией и в кампании использовались «административный ресурс» и «грязные методы», от которых в России «уже отвыкли, и вообще в США большие проблемы с политической культурой. Не то, что у нас.
Технология маскировки бревна в своем глазу соломинкой в чужом столь же традиционна для российской пропаганды, как и раньше для советской — но сейчас г-н Володин очень уж звучно уселся в лужу. Что называется, чья бы корова мычала.
Главным и единственным методом агитации на выборах последних полутора десятков лет у «Единой России», где состоит Володин, был метод рыбы-прилипалы — мертвой хваткой прилепиться к Путину, который, в свою очередь, поддерживал единороссов. А на минувших думских выборах весь Петербург (и, думаю, не только он) был увешан постерами с цитатами Путина, восхваляющими «Единую Россию».
Что касается «административного ресурса» и «грязных методов», то на единороссов, не стесняясь, работала вся бюрократическая машина — администрации всех уровней, избиркомы, прокуратура и полиция вели себя как отделы их избирательного штаба. СМИ, подконтрольные власти, не жалели сил, агитируя за «ЕР» и ее кандидатов (оппозиция при этом находилась в ситуации информационной блокады). Весь «подневольный электорат» — бюджетники, военные, курсанты, ветераны, работники жилкомхозов и социальных служб, — был мобилизован для голосования за «партию власти». Суды же смотрели на все это широко закрытыми глазами — в том числе, на любые факты незаконной агитации и подкупа избирателей со стороны единороссовских кандидатов.

В США есть (и немало) недовольных РЕЗУЛЬТАТАМИ выборов.
Но ничего не слышно о массовом недовольстве их ЧЕСТНОСТЬЮ (и потому никто эти результаты не оспаривает).
Ничего не слышно о собраниях в школах, где представители губернаторов или мэров объясняли бы учителям и родителям, за кого надо голосовать.
Ничего не слышно о переписывании протоколов голосования и «каруселях» на избирательных участках (только что неопровержимые доказательства «каруселей» были предъявлены суде в Петербурге — на участках, где избранным был объявлен печально известный депутат-гееборец).
Ничего не слышно о том, чтобы военных строем вели голосовать за одного из кандидатов, или чтобы члены избиркомов выпрыгивали из окон, пытаясь унести избирательные документы.
Ничего не слышно об избирательных участках, где с полицией выгоняют оппозиционных наблюдателей, или где главы муниципалитетов пропихивают расческой в урну стопку «вбрасываемых» бюллетеней.
Зато регулярно слышно о другом — ни разу не встречавшемся в России: СМЕНЕ ВЛАСТИ на выборах. Не «рокировочки», а реальная смена власти — когда граждане вручают власть другой партии, отправляя прежнюю в оппозицию. Когда эта смена воспринимается не как национальная катастрофа, ведущая к хаосу и нестабильности, а как гарантия того, что новая власть будет думать об интересах граждан, если хочет продолжить свое пребывание на этом месте.
Вот в чем бы следовало брать пример со страстно ненавидимой российскими номенклатурными политиками и российскими пропагандистами Америки. И с других стран, где власть считает себя слугами народа, а не его хозяевами.
Впрочем, объяснять это Володину и его товарищам бессмысленно: несменяемость власти, основанная на нечестных выборах — единственная гарантия их политического существования.
Но оно не будет так долгим, как они рассчитывают.
У нас уже была одна партия, которая полагала, что будет у власти всегда.
Чем она закончила — известно.




Рассказать друзьям: