Вернуться из Сирии домой

Федеральные каналы обходят гробовым молчанием акцию «Яблока», начатую в рамках президентской кампании Григория Явлинского — «Время вернуться домой», со сбором подписей за выход России из войны в Сирии, против участия нашей страны в любых военных авантюрах, за вложение средств в обустройство и развитие России.

Читать далее Вернуться из Сирии домой




Рассказать друзьям:

Министерство репрессий, или Закона больше нет

Петербургские события последней недели — после массовых задержаний на Марсовом поле 12 июня, — наглядно показывают два обстоятельства: создано Министерство репрессий, и закона больше нет.

Полиция, прокуратура, суд — не более чем, разные департаменты указанного Минрепрессий. Они действуют согласованно, решая общую задачу: покарать тех, кто посмел выступить против власти.

Читать далее Министерство репрессий, или Закона больше нет




Рассказать друзьям:

Почетных граждан изберут по должности

Сегодня, 24 мая, Законодательное Собрание Санкт-Петербурга будет выбирать новых почетных граждан Санкт-Петербурга.

Уверен: настоящий почетный гражданин нашего города — это тот, о ком обычно спрашивают: а что, разве он еще не почетный гражданин?

Фракция «Яблоко» будет голосовать именно за таких людей — за кинорежиссера Александра Сокурова и народную артистку Эдиту Пьеху.

За тех, кто в общественном мнении давно уже — почетные граждане нашего города. Что бы не решило Законодательное Собрание, не раз им отказывавшее в этом почетном звании. Как отказывало Борису Стругацкому и Александру Городницкому.

Да, почти наверняка ни Сокуров, ни Пьеха и на этот раз не станут почетными гражданами.

Это решение не повлияет на репутацию Сокурова и Пьехи.

Оно повлияет только на репутацию Законодательного Собрания. Причем, не в лучшую сторону.

Мы, в общем, знаем, кого предпочтут сегодня прославленному кинорежиссеру и замечательному гражданину, и великой артистке, на песнях которой выросло не одно поколение.

Им предпочтут патриарха Кирилла и главу Совета Федерации Валентину Матвиенко.

Что можно о них сказать?

Тридцать с лишним лет назад будущий патриарх покинул Петербург. И если бы сегодня он не был бы патриархом — вряд ли всерьез обсуждалась бы его кандидатура как почетного гражданина нашего города.

При этом я не могу вспомнить, чтобы его голос звучал при обсуждении острейших петербургских вопросов.

Чтобы, твердя о духовности и традициях, он требовал не допустить искажения исторических петербургских панорам чудовищной башней Охта-центра. Чтобы он призывал защитить от разрушения памятники архитектуры. Не допустить «переделки» Конюшенного ведомства под элитное жилье и переселения части жителей исторического центра за его пределы. Не допустить превращения 31-й больницы в медицинский центр для высших судов. Спасти «блокадную» подстанцию, не допустить застройки вокруг Пулковской обсерватории, защитить Публичную библиотеку. Чтобы он возмущался разжиганием национальной вражды или требовал наказать тех, кто виноват в смерти Умарали Назарова, отнятого у матери…

Главное, что сегодня вспоминается в связи с его именем, — применительно к Петербургу, — это скандальные попытки передать церкви Исаакиевский собор, не поддерживаемые большинством горожан, в отличие от большинства депутатов ЗАКСа.

Ну и что тут заслуживает почетного гражданства?

Однако, мне, — как, я уверен, очень многим горожанам, — понятно, что парламентское большинство будет голосовать не за человека, а за статус. Оценивать не заслуги Кирилла перед Петербургом (которые несравнимы с заслугами Сокурова или Пьехи), а должность. Голосовать, считая, что отказать патриарху в почетном гражданстве — значит, проявить непозволительную нелояльность.

Тоже самое относится и к кандидатуре Валентины Матвиенко.

О ней можно сказать много — и не только критического (например, вспомнить «Охта-центр», или многочисленные «градостроительные ошибки»).

Мне вспоминаются ее слова, сказанные мне во время интервью для «Новой газеты» в 2004 году — вскоре после трагедии в Беслане. Тогда она сказала, что если бы возглавляла штаб — пошла бы на любые переговоры, чтобы спасти детей.

Это заслуживает большого уважения — немногие из наших политиков решились бы на такие заявления. Но ведь понятно, что будут оцениваться не ее заслуги — в сравнении с заслугами других кандидатов. Будет оцениваться должность — третьего человека в стране. И отказ в награждении почетным гражданством будет тоже расцениваться как вопиющая нелояльность.

Очень жаль, что Валентина Ивановна, как и патриарх Кирилл, не нашла в себе силы отказаться от номинации — это было бы мужественным решением. И очень жаль, что в январе 2016 года была отменена поправка «Яблока» к закону о звании «Почетный гражданин Санкт-Петербурга» — запрещающая присвоение этого звания лицу, замещающему государственную должность Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, ранее чем через три года после завершения срока полномочий или его работы в данной должности. Чтобы при рассмотрении вопроса о почетном гражданстве на решение не влияла высокая должность.

Одиннадцать лет назад, когда почетным гражданином Санкт-Петербурга выбирали действующего президента, немногие оппозиционеры в этом зале говорили: «последнее дело — награждать первых лиц».

Уверен: и сегодня эти слова остаются так же актуальными.




Рассказать друзьям:

«Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас

Угрозы, брань, требования замолчать и молить о прощении на коленях, звучащие в адрес журналистов от светских и духовных лиц Чеченской республики, на мой взгляд, вполне подпадают под две статьи Уголовного кодекса.

Читать далее «Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас




Рассказать друзьям:

Как врут, не краснея

Канал «Россия-1» в программе «Вести» 19 марта сообщил, что «в субботу несколько сотен петербуржцев пришли на Марсово поле на градозащитный митинг».
Это – о самом массовом митинге в Петербурге за последние полтора десятка лет (больше пришло только 1 марта 2015 года – но тогда были исключительные обстоятельства: убийство Бориса Немцова).
Даже по данным полиции, 18 марта на Марсовом поле были 3.5 тысячи горожан. На самом деле – как минимум, вдвое больше. Огромное число неравнодушных, умных, активных, любящих свой город людей.

Читать далее Как врут, не краснея




Рассказать друзьям:

Может, хватит песен о «едином кандидате от оппозиции»?

Предложение Алексея Навального провести перед президентскими выборами праймериз оппозиции, — с демократами, либералами, коммунистами и даже либерал-демократами, — все та же надоевшая песня о «едином кандидате от оппозиции».

Оставим даже за кадром то, что Навальный всерьез считает оппозицией Жириновского со товарищи. Это даже не смешно — это грустно.

Важнее другое.

Читать далее Может, хватит песен о «едином кандидате от оппозиции»?




Рассказать друзьям:

«Особое мнение» на «Эхе Москвы»

Друзья, эфир программы «Особое мнение» с моим участием на «Эхе» 14 февраля.
Послушайте, кому интересно.

http://echo.msk.ru/programs/beseda/1927962-echo/




Рассказать друзьям:

Бревно в глазу Володина

Спикер Госдумы Вячеслав Володин нашел массу недостатков в президентской кампании в США.
Оказывается, и досрочное голосование там было, и президент Обама занимался агитацией и в кампании использовались «административный ресурс» и «грязные методы», от которых в России «уже отвыкли, и вообще в США большие проблемы с политической культурой. Не то, что у нас.
Технология маскировки бревна в своем глазу соломинкой в чужом столь же традиционна для российской пропаганды, как и раньше для советской — но сейчас г-н Володин очень уж звучно уселся в лужу. Что называется, чья бы корова мычала.
Главным и единственным методом агитации на выборах последних полутора десятков лет у «Единой России», где состоит Володин, был метод рыбы-прилипалы — мертвой хваткой прилепиться к Путину, который, в свою очередь, поддерживал единороссов. А на минувших думских выборах весь Петербург (и, думаю, не только он) был увешан постерами с цитатами Путина, восхваляющими «Единую Россию».
Что касается «административного ресурса» и «грязных методов», то на единороссов, не стесняясь, работала вся бюрократическая машина — администрации всех уровней, избиркомы, прокуратура и полиция вели себя как отделы их избирательного штаба. СМИ, подконтрольные власти, не жалели сил, агитируя за «ЕР» и ее кандидатов (оппозиция при этом находилась в ситуации информационной блокады). Весь «подневольный электорат» — бюджетники, военные, курсанты, ветераны, работники жилкомхозов и социальных служб, — был мобилизован для голосования за «партию власти». Суды же смотрели на все это широко закрытыми глазами — в том числе, на любые факты незаконной агитации и подкупа избирателей со стороны единороссовских кандидатов.

В США есть (и немало) недовольных РЕЗУЛЬТАТАМИ выборов.
Но ничего не слышно о массовом недовольстве их ЧЕСТНОСТЬЮ (и потому никто эти результаты не оспаривает).
Ничего не слышно о собраниях в школах, где представители губернаторов или мэров объясняли бы учителям и родителям, за кого надо голосовать.
Ничего не слышно о переписывании протоколов голосования и «каруселях» на избирательных участках (только что неопровержимые доказательства «каруселей» были предъявлены суде в Петербурге — на участках, где избранным был объявлен печально известный депутат-гееборец).
Ничего не слышно о том, чтобы военных строем вели голосовать за одного из кандидатов, или чтобы члены избиркомов выпрыгивали из окон, пытаясь унести избирательные документы.
Ничего не слышно об избирательных участках, где с полицией выгоняют оппозиционных наблюдателей, или где главы муниципалитетов пропихивают расческой в урну стопку «вбрасываемых» бюллетеней.
Зато регулярно слышно о другом — ни разу не встречавшемся в России: СМЕНЕ ВЛАСТИ на выборах. Не «рокировочки», а реальная смена власти — когда граждане вручают власть другой партии, отправляя прежнюю в оппозицию. Когда эта смена воспринимается не как национальная катастрофа, ведущая к хаосу и нестабильности, а как гарантия того, что новая власть будет думать об интересах граждан, если хочет продолжить свое пребывание на этом месте.
Вот в чем бы следовало брать пример со страстно ненавидимой российскими номенклатурными политиками и российскими пропагандистами Америки. И с других стран, где власть считает себя слугами народа, а не его хозяевами.
Впрочем, объяснять это Володину и его товарищам бессмысленно: несменяемость власти, основанная на нечестных выборах — единственная гарантия их политического существования.
Но оно не будет так долгим, как они рассчитывают.
У нас уже была одна партия, которая полагала, что будет у власти всегда.
Чем она закончила — известно.




Рассказать друзьям:

«Яблоко» и оттенки серого

Что думские партии, все более неотличимые друг от друга, что их растущие младшие прокремлевские партнеры — не более, чем оттенки серого.

Оттенки серого поддерживают политику президента — как внешнюю, так и внутреннюю: дон Рэба безгранично умен и всегда начеку.

Оттенки серого поддерживают логику «осажденной крепости», страдая одновременно манией величия и манией преследования: снаружи — враги, внутри — предатели, единственные союзники — ФСБ и Нацгвардия.

Оттенки серого поддерживают принцип «государство важнее человека»: человек — не более чем винтик государственной машины, несогласие с властью — «экстремизм», противодействие ей — «терроризм».

Оттенки серого поддерживают военно-полицейское государство: не хватает денег на лекарства для детей, но хватает на танки, ракеты и слежку за гражданами.

Как там говорил тот сантехник? Когда еще не было «антитеррористического пакета»? «Тут всю систему менять надо»?

Вот ровно это «Яблоко» и предлагает: менять систему. Но только правительство и парламент, но и президента. Менять политику, следствием которой является экономика. Именно этим оно радикально отличается от «серых», которые правительство еще могут покритиковать, а президента — никогда.

…Двадцать лет назад, когда Григорий Явлинский впервые баллотировался на президентский пост, у страны был шанс — пойти другим путем.

Избежать построения криминально-олигархического режима и призванной его сохранить операции «Наследник».

Избежать второй чеченской и взрывов домов в Москве и Волгодонске.

Избежать полицейщины и «закручивания гаек».

Шанс не был реализован — страх одержал победу над совестью.

Слишком у многих искусно заглушенная совесть уступила искусно раздутому страху.

Сейчас — второй шанс: сперва — думские выборы, через полтора года (а может быть, и раньше — исключить это нельзя) — президентские, кандидатом на которых «Яблоко» видит Явлинского.

Если упустить этот второй шанс — третий может уже и не представиться.




Рассказать друзьям:

Не увеличат пенсии? Британия виновата!

Ну наконец-то найдена причина, по которой в 2016 году не состоится вторая индексация пенсий: Британия виновата!

Не верите? Зря: замминистра финансов Айрат Фаррахов именно так и сказал. Мол, результаты референдума в Великобритании о выходе страны из Евросоюза «усилили волатильность на рынках» и это «повлияет на доиндексацию пенсий в России в нынешнем году».

Чиновника тут же поддержали единороссы: глава комитета Госдумы по труду и социальной политике Ольга Баталина заявила, что «Единая Россия» не будет настаивать на повышении пенсий в соответствии с фактической инфляцией в нынешнем году. Вот в 2017 году — обязательно. А сейчас — не будет…

Закон обязывает индексировать пенсии на уровень инфляции.

Но в начале 2016 года по настоянию правительства пенсии (при 13-процентной инфляции за 2015 год) были увеличены только на 4%. С обещанием, что во второй половине года проведут еще одну индексацию.

Та же Баталина, помнится, в октябре 2015-го заявляла, что пенсии в России в следующем году будут повышаться два раза: в феврале и осенью.

А теперь — передумала. Британия помешала, понимаешь…

Представляется, однако, что причина вовсе не в Британии.

И не в отсутствии денег: они есть на «силовиков» и на Крым, на огромные зарплаты и «спецпенсии» чиновников.

Причина — в отсутствии совести у тех, кто экономит на пенсионерах.

Не забудьте об этом, когда придете на выборы.




Рассказать друзьям: