Министерство репрессий, или Закона больше нет

Петербургские события последней недели — после массовых задержаний на Марсовом поле 12 июня, — наглядно показывают два обстоятельства: создано Министерство репрессий, и закона больше нет.

Полиция, прокуратура, суд — не более чем, разные департаменты указанного Минрепрессий. Они действуют согласованно, решая общую задачу: покарать тех, кто посмел выступить против власти.

Читать далее Министерство репрессий, или Закона больше нет




Рассказать друзьям:

Друзьям — все, остальным — ничего, даже закона

Друзья и коллеги, приехал из Городского суда, где рассматривались жалобы арестованных на «сутки» после 12 июня. Меня туда попросили приехать, сообщив, что есть большие проблемы с допуском адвокатов и общественных защитников на рассмотрение жалоб. 
По личным впечатлениям могу сообщить следующее. 
Рассматривалось около 70 жалоб. Но так называемый «аншлаг» (расписание дел, с указанием фамилий арестованных, времени рассмотрения, залов судебных заседаний и фамилий защитников) был вывешен только в 13 часов! До этого времени адвокаты и общественные защитники не могли выяснить, где будут рассматривать дела их подзащитных. При этом: 
1) в аншлаге были указаны арестованные, у которых был один защитник – и рассмотрение (думаю, сознательно) назначалось на одно и то же время в разных залах! Адвокаты даже теоретически не могли успеть к ним
2) время рассмотрения дел начиналось с 11-12 часов (а аншлаг повесили только в 13). И когда адвокаты кинулись по этим залам, им с ухмылочкой сообщили: а все уже рассмотрено! В скоростном режиме.
3) Отмечаю, что по состоянию на 18.00 16 июня на сайте Горсуда этого аншлага нет – там только перечень из 12 рассматриваемых дел, совсем других.

В результате к подавляющей части арестованных защитники попасть так и не смогли. Адвокат Роман Коваль попал, например, только к трем задержанным из девяти. Не смогла попасть к части своих подзащитных (их дела уже рассмотрели) адвокат Светлана Ратникова. Сегодня адвокаты и общественные защитники напишут обращение к уполномоченному по правам человека в Санкт-Петербурге А.В.Шишлову – о нарушении права на защиту и нарушении права на открытость правосудия.

Выяснив (еще до приезда), что за эти вопросы отвечает зам. председателя суда М.А.Павлюченко, я попытался с ним связаться по телефону, но сперва он был на совещаниях, а потом трубку в приемной перестали брать.

Результаты рассмотрения дел: по информации адвокатов, ВСЕ решения районных судов об аресте оставлены без изменений. Никакие аргументы о нарушениях при принятии этих решений в расчет не принимались.

На мой взгляд, это продолжение «репрессивного конвейера», который был запущен 13 июня – тогда суды, не рассматривая доказательства, давая час (!) на поиски защитника, игнорируя любые аргументы задержанных, штамповали решения о штрафах и арестах. Полное впечатление отданной сверху команды – «не давать пощады!». 
И полное впечатление того, что в Петербурге в эти дни ПЕРЕСТАЛ ДЕЙСТВОВАТЬ ЗАКОН. ВООБЩЕ.

Раньше власть жила по принципу «друзьям – все, остальным – закон». 
Теперь у нее принцип «друзьям – все, остальным – ничего, даже закона».




Рассказать друзьям:

Свобода вне игры

Усиление мер безопасности во время футбольных форумов логично, а вот ограничение гражданских прав антиконституционно

Читать далее Свобода вне игры




Рассказать друзьям:

Об усиленных мерах безопасности во время Кубка Конфедераций

Президент Путин подписал указ № 202 от 9 мая – об особенностях применения «усиленных мер безопасности» во время Кубка Конфедераций ФИФА. 
 Ссылаясь на полномочия, предоставленные ему федеральным законом от 7 июня 2013 года № 108-ФЗ, президент ввел указанные меры в городах, где проводится Кубок. 

Читать далее Об усиленных мерах безопасности во время Кубка Конфедераций




Рассказать друзьям:

По печальной традиции обзваниваю отделы полиции

По печальной традиции, после очередной массовой акции сижу на телефоне, дозваниваясь до отделов полиции, чтобы выяснить, там ли задержанные, что им вменяют, и так далее. В 53 отделе (там, по данным Наташи Сивохиной, было больше 15 человек задержанных) так и не взяли трубку.

Читать далее По печальной традиции обзваниваю отделы полиции




Рассказать друзьям:

«Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас

Угрозы, брань, требования замолчать и молить о прощении на коленях, звучащие в адрес журналистов от светских и духовных лиц Чеченской республики, на мой взгляд, вполне подпадают под две статьи Уголовного кодекса.

Читать далее «Чеченский налог»: 640 рублей в год с каждого из нас




Рассказать друзьям:

Направил обращение об угрозах Новой Газете

Друзья и коллеги, направил через Интернет-приемную Следственного комитета обращение об угрозах в адрес журналистов «Новой газеты». Номер обращения 480397. 
Прошу провести проверку и возбудить уголовные дела. На мой взгляд, состав двух статей УК — 119 и 144, — налицо. 
В понедельник направлю почтой из ЗАКСа. 
Скан прилагаю. 

 




Рассказать друзьям:

Угрозы в адрес «Новой»

Друзья и коллеги из «Новой», всей душой — с вами. 
Угрозы в ваш адрес, исходящие от кадыровских приближенных, в нормальной стране давно уже бы привели к адекватному ответу правоохранительной системы. И они, требующие от вас заткнуться, очень быстро заткнулись бы сами. Начиная с муфтиев и министров и заканчивая членами их «совета по правам человека» (в нынешней Чечне он может быть советом по правам только одного человека, и вы его знаете). 
Но у нас страна пока не такая — и опасения, увы, серьезны. Мне очень тревожно. 
Я не надеюсь на Путина — что он прикрикнет на Кадырова. 
Я надеюсь на максимальную огласку и общественное возмущение действиями против журналистов «Новой». 
Прошу максимальный перепост.




Рассказать друзьям:

Фото 5 лет назад

Это фото висит у меня в кабинете на стене. 5 марта 2012 года, митинг на Исаакиевской площади против нечестных «выборов» президента Путина.




Рассказать друзьям:

Путин снова сознался

«Мы вынуждены были защищать русскоязычное население на Донбассе», — заявил Владимир Путин, выступая на форуме «Россия зовет».

Тем самым был показан очередной пример беззастенчивого перехода российской власти от «наглая ложь!» к «ну да, а что такого?».

Говоря о Крыме, Кремль сперва категорически отрицал участие российского спецназа (неуклюже загримированного под «зеленых человечков») в крымской спецоперации весной 2014 года. Потом признал, что российские военные там были. А потом рассказал, что президент Путин лично принимал решение о «присоединении Крыма», и приказал направить в Крым спецподразделения ГРУ, морскую пехоту и десантников под видом «усиления охраны наших военных объектов в Крыму», чтобы «блокировать и разоружить украинские воинские части».

Говоря о Сирии, Кремль сперва заявлял, что российские военные действуют только против террористов запрещенного ИГИЛа. А потом признал, что их задачей является «стабилизация законной власти в этой стране». То есть, сохранение у власти сирийского диктатора Асада.

Говоря о Донбассе, Кремль категорически отрицал какое-либо вмешательство России в мятеж, поднятый на востоке Украины. Называя «доведенными до отчаяния сторонниками федерализации» хорошо вооруженных граждан с тщательно скрываемыми лицами, захватывающих административные здания и отделы милиции на Донбассе и Луганщине, берущих заложников и превращавших женщин и детей в «живой щит». При этом никак не объяснялось, откуда у «мирных шахтеров и трактористов» новейшие российские автоматы и гранатометы. И даже после расследований моего коллеги по «Яблоку» Льва Шлосберга о гибели псковских десантников нам продолжали вдохновенно врать, что никаких российских военных на востоке Украины нет…

Потом Путин заявил, что там есть люди, которые «занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере».

Наконец, теперь признается, что Россия, мол, «была вынуждена защищать русскоязычное население». Позвольте спросить — от кого надо было «защищать»? Ни единого доказательства каких-либо «преследований» русскоговорящих граждан на востоке Украины не приводилось — как ранее не приводилось никаких доказательств опасности, якобы угрожавшей русскоязычным гражданам в Крыму, от которой их надо было немедленно спасать, «присоединяя» Крым…

Что сейчас яростно отрицают в Кремле? Причастность к бомбежкам Алеппо и авиаударам по гуманитарным конвоям?




Рассказать друзьям: