Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю

В который раз перед выборами начинают страстно звучать призывы эти выборы бойкотировать. Поскольку они являются «фарсом», «имитацией», и вообще «власть не сменится на выборах». Не знаю точно, являются ли те или иные «кандидаты в кандидаты» на президентских выборах «кремлевскими проектами». Но что куда больше похоже на «кремлевский проект», — по сути, а не по источнику, — так это идея бойкота выборов. И доказать это очень просто.

Читать далее Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю




Рассказать друзьям:

Место победы — не только Москва

Успех объединенной оппозиции в Москве под руководством Дмитрия Гудкова (подавляющее большинство депутатов в его команде выдвинуто «Яблоком», хотя есть и представители других партий, и самовыдвиженцы) достаточно широко освещается.

Даже традиционные недруги «Яблока», скрипя зубами, вынуждены теперь признать, что партия стала второй по значимости политической силой в Москве.

Читать далее Место победы — не только Москва




Рассказать друзьям:

Будем жить, как проголосовали

Подавляющее большинство, полученное единороссами на выборах, не означает столь же подавляющей поддержки политики власти. Оно означает лишь успех спецоперации. Причем — чего нельзя не отметить — проведенной при участии многих из тех, кто должен бы относиться к этой политике критически.

Первым этапом спецоперации стало изменение системы выборов — переход к избранию половины депутатов по одномандатным округам, крайне выгодный «Единой России». Во-первых, это заметно упрощает использование «административного ресурса» и фальсификации. Во-вторых, мажоритарная система, при которой «победитель получает все», а голоса, отданные за остальных кандидатов, пропадают, — нарушает представительность парламента, серьезно смещая распределение мандатов в пользу доминирующей партии.

Результат: при 54% официальной поддержки со стороны граждан единороссы, победившие в 203 думских округах из 225, имеют 343 мандата из 450, или 76% от общего числа. В Петербурге единороссы с официальной поддержкой 41% получили 36 мест в Заксобрании из 50, или 72%. А «Яблоко» с 10% поддержки — два мандата из 50, или 4%.

Моим студентам обычно хватает одного семинара, чтобы понять эту закономерность. Но этого упорно не понимают те представители оппозиции, которые годами повторяют мантры о «приближении депутатов к избирателям» при переходе к выборам по округам.

Вторым этапом спецоперации стало уменьшение явки на выборы.

Именно для этого выборы перенесли на середину сентября, когда множество людей отправляются на садовые участки или еще не вернулись из отпусков. Именно для этого о выборах было мало информации (за несколько дней до выборов граждане жаловались мне, что нет привычных объявлений о том, где находится избирательный участок). И именно для этого придворными социологами распространялись данные о том, что исход выборов предрешен, а демократическая оппозиция не имеет шансов.

При этом власть пригнала на выборы все зависимые от нее группы избирателей: жилищники, социальные работники, военные, пенсионеры, бюджетники. Мы видели это в Петербурге — начиная с голосования курсантов строем, под присмотром офицеров, и заканчивая ветеранами, которых в день голосования обзванивали социальные службы, убеждая голосовать «как надо».

Ресурс «подневольного голосования» ограничен 10–15% от общего числа избирателей. Но они были отмобилизованы, а те, кто мог поддержать оппозицию, большей частью на выборы не пришли. Хотя при явке 60% итоги были бы принципиально иными.

Кто и почему не пришел?

Во-первых, не пришли те, кто «далеки от политики» и ей «не интересуются». Но политика — не лозунги на митингах, политика — это решения законодательных органов, которые регулируют многие стороны жизни: от величины налогов и социальных пособий до того, быть или не быть скверику под вашим окном, или вместо него появится очередной бизнес-центр. И эти решения обязательно коснутся каждого человека, если только он не заперся в «башне из слоновой кости».

Во-вторых, были те, кто не пришел сознательно. Одни — потому, что не верили, что на выборах можно на что-то повлиять. Другие — потому, что поддались массированной пропагандистской атаке тех, кто убеждал «не участвовать в фарсе», «не обеспечивать легитимность власти» и так далее.

Между тем повлиять — реально, и даже на нечестных выборах можно добиться избрания своих представителей — если не в Госдуму, то в региональные парламенты. Где и несколько оппозиционных депутатов могут защищать граждан, останавливать незаконные стройки, влиять на решения властей, наконец — просто говорить правду с парламентской трибуны.

Да, оппозиция не смогла убедить в этом скептиков. Но не потому, что не считала это важным. Как могли, мы это объясняли, но наш информационный ресурс был крайне ограничен, доступа к телевидению между выборами не было, а немногие теледебаты, которые пришлись на кампанию, ничего изменить уже не могли.

Кроме того, надо назвать вещи своими именами: пропагандисты «неучастия» не только оказали услугу «Единой России», но и нанесли удар в спину демократической оппозиции. И когда они теперь (как Алексей Навальный, считающий заслуживающими внимания только те выборы, к которым он допущен) уверяют, что люди «правильно сделали, что не пришли», и что они «не проиграли», — это безответственность и демагогия.

Те, кто не пришел, проиграли — как и те, кто пришел. Потому что так и осталась власть, благодаря политике которой сохранятся высокие цены и тарифы, низкие зарплаты и пенсии, сокращения на работе и стройки под окном, невозможность устроить детей в хорошую школу и отсутствие лекарств.

Но те, кто пришел, хотя бы боролись за то, чтобы изменить ситуацию, — в отличие от тех, кто прийти не захотел. А потом придет к оппозиции — сетовать на ухудшение жизни, то есть — на следствие их же поступка.

Все почти по Жванецкому: фраза «Я не пошел на выборы, и принимаются законы, нарушающие мои права» — произносится только по частям.

Перемены в стране начнутся только тогда, когда в головах у миллионов граждан сформируется эта причинно-следственная связь: от того, как они ведут себя на выборах, прямо зависит то, как они живут.




Рассказать друзьям:

Ни слова об Уэльсе

Если выборы будут честными — «Единой России» не позавидуешь.
Представьте: вышли единороссы на поле, а правила одинаковы для всех: если можно — так всем, если нельзя — так никому.
И отстранить соперников от игры никак невозможно.
И игроков в команде единороссов не впятеро больше, чем у соперников.
И ворота у соперников такие же (а не в два раза выше и в три раза шире).
И судья не является 12-м игроком единороссовской команды.
И забивать из офсайда единороссам не позволяется.
И за нарушения им дают карточки (а могут и удалить).
И счет матча заранее неизвестен (а после матча его никак не переписать).
Кто лучше сыграл — тот и победил…
Впрочем, я же обещал: ни слова об Уэльсе.




Рассказать друзьям:

Последние свободные и честные

25 лет назад — 12 июня 1991-го, — в России прошли последние свободные и честные выборы.

Выбирали президента России (тогда еще РСФСР), мэров Москвы и Ленинграда. И одновременно с этим решали, вернуть ли Ленинграду его историческое имя Санкт-Петербург (для этого проводился специальный опрос).

На тех выборах я голосовал по-разному.

Проголосовал за Бориса Ельцина на президентских выборах (разочарование наступит позже).

Не стал голосовать за Анатолия Собчака на выборах мэра Ленинграда (разочарование уже успело наступить — Собчака, в отличие от Ельцина, я мог наблюдать вблизи).

И, конечно же, проголосовал за возвращение нашему городу его исторического имени (6 сентября того же года президиум Верховного Совета России утвердит волю горожан своим решением).
Но как бы кто тогда не относился к кандидатам — это были свободные и честные выборы.
В том, что их результат отражает действительную волю граждан, и победы были честными, никто не сомневался.
Не было ни принуждения «бюджетников» к голосованию, ни раздачи мешков с продуктами или постельного белья в обмен на «нужный» голос, ни вбросов бюллетеней, ни «каруселей», ни голосования строем, ни переписывания протоколов — всего того, что мы наблюдали «по нарастающей» в последующие годы.

А была — огромная активность граждан: под 80% избирателей пришли на участки.
Если 18 сентября 2016 года на выборах Госдумы она повторится — жизнь страны принципиально изменится: при такой явке не «работают» никакие технологии фальсификаций.
Дело за малым: придти на выборы.
Не обращая внимания на уверения одних в том, что «все предрешено», и брюзжание других о том, что «все бесполезно».

P.S. Сегодня мой друг и коллега по «Яблоку» Лев Шлосберг получил премию Бориса Немцова — став первым ее лауреатом. Лев ее заслужил — и я от всей души его поздравляю!




Рассказать друзьям: