Посмотрел «Гамлета» в театре Ленсовета

Друзья, посмотрел «Гамлета» в театре Ленсовета в постановке Юрия Бутусова и в переводе моего друга Андрей Чернов. Очень здорово.
Блестяще играет Гамлета Лаура Пицхелаури, прекрасны Клавдий, призрак, Гильденстерн и Розенкранц, и, конечно, Александр Новиков в роли первого могильщика. Пронзительная сцена — когда могильщик надевает рыжий парик шута Йорика (у которого на плечах маленьким играл Гамлет), и носится с Гамлетом на плечах по сцене. И, конечно, впечатляющий финал — оборванный еще до боя Гамлета и Лаэрта, на крике Горацио о том, что Гамлету нельзя сражаться, и ответном крике Гамлета «Буду!!!»… Правда, на мой взгляд, Горацио, Офелия и Гертруда не очень удались, а Полоний немного «переигрывает», но общее впечатление это совершенно не портит. Я не театральный критик ни разу, но мне кажется, что постановка Бутусова с переводом Чернова — одно из самых интересных событий сезона. Твердая «пятерка». Рекомендую, друзья!




Рассказать друзьям:

Бойкотируя здравый смысл

Известно, что есть лишь один способ делать дело,
и множество способов от дела уклоняться.
А. Стругацкий, Б. Стругацкий.
«Повесть о дружбе и недружбе»

Множество людей тратят множество сил, времени и слов, убеждая бойкотировать президентские выборы в марте 2018 года.

О том, к каким последствиям приведет бойкот, я уже рассказывал в «Новой газете». Мой вывод (впоследствии подтвержденный известным экспертом по электоральной статистике Сергеем Шпилькиным) прост: чем больше оппозиционно настроенных избирателей (а только на них и подействуют призывы к бойкоту) не придет на выборы — тем больший процент голосов получит Владимир Путин.

Поскольку опровергнуть этот вывод (вытекающий из правил выборов и методики подсчета голосов) невозможно, сторонники бойкота обратились к аргументам другого рода.

В предельно сжатом изложении этих аргументов — три.

  1. Первый — политический: если на призывы к бойкоту откликнется большое число избирателей и явка окажется низкой — власть будет нелегитимна.
  2. Второй — логический: исход выборов предрешен, кандидаты от оппозиции не имеют шансов, идти и голосовать за них бессмысленно.
  3. Третий — этический: это не выборы, а фарс и имитация, приличному человеку стыдно в этом участвовать.

Что же, рассмотрим эти аргументы по порядку.

Сперва — о последствиях снижения явки избирателей.

Можно ли ее снизить, призывая к бойкоту? Да, можно.

В какой степени? В небольшой: даже ярые адепты бойкота признают, что предел влияния соответствующей агитации — процентов 10. Снижение явки, условно, с 60 до 50%. Но если вдруг и до 40% — что дальше?

Назначат новые, честные выборы?

Граждане станут считать власть нелегитимной и откажутся ей подчиняться?

Запад не признает режим и откажется иметь с ним дело?

Не смешите мои подковы.

Легитимность власти — иначе говоря, признание ее права управлять, — не зависит от явки избирателей.

В выборах мэра Москвы в 2013 году участвовали 32% избирателей, в выборах губернатора Петербурга в 2014 году — 39%. И что, москвичи не признают Собянина мэром, а петербуржцы Полтавченко — губернатором? Да ничего подобного. Низкая явка повлияла на деятельность исполнительной власти двух столиц? Да никак не повлияла: о ней забыли через неделю после выборов.

Что касается Запада, то он будет иметь дело с российским президентом независимо от явки избирателей — как неизменно бывало раньше. Максимум последует пара-тройка осуждающих резолюций, да и те будут связаны не с явкой, а с нечестностью выборов и ограничением конкуренции. При этом проблемы Кремля в мире связаны с проводимой им политикой, но никак не с низкой явкой на выборы.

Теперь — о «предрешенности» исхода выборов и «отсутствии шансов» у кандидатов от оппозиции.

Великий физик Стивен Хокинг заметил, что даже те люди, которые утверждают, что все предрешено и ничего с этим поделать нельзя, смотрят по сторонам, прежде чем переходить дорогу.

Велика ли вероятность победы Путина на этих выборах? Да, велика. Но все ли предрешено? Нет, не все.

Во-первых, в нашей истории было немало случаев, опрокидывавших самые «предрешенные» ситуации, начиная с выборов народных депутатов СССР 1989 года и заканчивая муниципальными выборами в Москве в 2017 году (кто из прогнозистов предсказывал, что в районе, где голосует президент, все 12 муниципальных депутатов будут избраны от «Яблока», — просьба откликнуться).

Во-вторых, логика «не поддержим тех, у кого мало шансов» не только ущербна (поддерживать надо того, кого считают достойным, — независимо от шансов: советские диссиденты боролись с режимом, зная, как малы их шансы), но и противоречива.

Шансы оппозиционных кандидатов зависят от поведения оппозиционных избирателей. Если они не придут, оправдывая свое бездействие мизерностью шансов своих кандидатов — шансы так и останутся мизерны. А если придут — шансы вырастут, в зависимости от того, сколько таких избирателей придет и проголосует.

Во-вторых, критически важным для дальнейшего развития ситуации в стране является соотношение уровней поддержки избирателями кандидатов в президенты.

«Не все ли вам равно, сколько получит Путин?» — рассуждают сторонники бойкота. Нет, не все равно.

Если Путин получит 80%, а его оппоненты по 2% — это даст основание говорить, что ему нет и не может быть альтернативы.

Если он получит 51%, а оппозиционеры по 15–20% — ситуация будет принципиально иной (на выборах 2000 года Путин получил лишь 53% — и его первый президентский срок разительно отличался по стилистике и решениям от второго).

Если же он получит 40% и будет второй тур выборов — это, как после президентских выборов 1996 года, может привести к серьезной смене политики.

Борьба за второй тур — реальная задача для оппозиции. Но победа в ней возможна лишь в том случае, если избиратели, не разделяющие нынешний политический курс, придут на выборы и покажут, что они есть, — а не останутся дома, убеждая себя и других, что «за них уже все решили» и «ни на что повлиять они не могут». Покажут, что идеи, представляемые кандидатами от оппозиции, имеют значимую поддержку, и это нельзя не учитывать. Только выборы могут показать, какова эта поддержка, как организована оппозиция и может ли она бороться за власть.

«Идеей бойкота «забастовка избирателей» не заканчивается, в рамках кампании также предлагается организовать массовое наблюдение, чтобы сократить вбросы», — уверяют сторонники бойкота. Лукавство: никаких наблюдателей у «бойкотистов» не будет, потому что направить их могут только кандидаты, участвующие в выборах.

В-третьих, мировой опыт показывает, что бойкот практически никогда не достигает целей. Немногие исключения — ситуации, когда существует порог явки на выборы, при недостижении которого выборы признаются несостоявшимися. Но с 2007 года эта норма в России отменена: выборы состоятся при любой явке.

Наконец, последний аргумент — приличному человеку стыдно участвовать в «фарсе», и вообще это «поддержка режима».

Выборы неравные, с ограничением конкуренции, с гигантским административным ресурсом на стороне действующей власти, с политической цензурой на телевидении, с преследованием оппозиции, с фальсификациями? Да.

Означает ли это, что они абсолютно нечестные? Нет. Потому что между тишиной и барабанным боем есть серьезный промежуток.

Не надо верить, что «все подделают»: выборы не являются гарантированно и стопроцентно нечестными. Возможности власти — и административный ресурс, и попытки фальсификаций — ограничены степенью сопротивления кандидатов от оппозиции и гражданского общества.

Там, где оппозиционеры ведут кампанию, где у них есть сторонники и агитаторы, где есть свободные СМИ, где есть наблюдатели и члены комиссий с совещательным голосом, назначенные оппозиционными кандидатами, — влияние «административного ресурса» и уровень фальсификаций снижается. Это во-первых.

Во-вторых, в России суд тоже несправедливый. Но это не значит, что приличному человеку не надо в него обращаться, отстаивая свои права. Обращаются — и нередко побеждают: многое (хотя, конечно, не все) здесь зависит от упорства, грамотности, последовательности заявителей.

В-третьих, не надо путать участие в определенных Конституцией и законом процедурах формирования власти (пусть и проходящих не так, как хотелось бы) с поддержкой режима. Иначе можно обвинить в «сотрудничестве с режимом» тех, кто платит налоги и требует, чтобы на эти налоги содержали школы и детские сады (а также отдает туда детей), и обращается к властям, настаивая на выполнении ими своих обязанностей. Это не постыдно и не почетно — это всего лишь жизнь в условиях существования государства.

Наконец, последнее. Как в свое время говорил Черчилль, плохую власть выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы.

Бойкот выборов — лишь оправдание собственного бездействия для тех, кто ищет не возможности для борьбы, а причины для того, чтобы от борьбы отказаться.

Тем самым добровольно отказываясь от своих гражданских прав, вместо того чтобы ими воспользоваться.

Кто предпочитает сидеть дома, гордо призывая в интернете или с очередного форума «Россия будет свободной!».

Вот только сделать Россию свободной таким путем точно не получится.




Рассказать друзьям:

Как тесен этот мир

Сегодня в очередной раз понял, как тесен этот мир. Или как тонок этот слой.
Денис Коротков с «Фонтанки», — на мой взгляд, один из лучших в стране (а не только в городе) журналистов-расследователей, — как выяснилось, сын моего бывшего начальника Вадима Короткова (тогда, конечно — Вадима Александровича).
Когда-то давно, в 1977 (!) году Коротков, будучи начальником отдела 383 на «Ленинце», пригласил меня на преддипломную практику в Комплекс моделирования испытаний (филиал «Ленинца, располагавшийся в Пушкине) — заниматься математическим моделированием процессов обработки информации в навигационных системах для самолетов. Потом, написав диплом, я начал работать в лаборатории 3832 отдела, которым руководил Коротков (через несколько лет его повысили, и он стал начальником отделения 380). И двенадцать лет мы работали с ним вместе, — вплоть до февраля 1990 года, причем я приходил к нему со всеми своими научными идеями, в том числе и бредовыми, часами их с ним обсуждал, и в результате порой получалось что-то стоящее. Я очень многим в своей научной деятельности ему обязан — его поддержке, его советам, его критике. Защитив диссертацию и став старшим научным сотрудником, я в марте 1990 года с «Ленинца ушел» — меня избрали депутатом первого призыва, и на несколько лет я переключился на политику, хотя последнюю научную работу написал летом 1992 года. Мне казалось, что переключение это временное — но вернуться в науку уже не удалось…
11 февраля 1990 года Вадиму Короткову исполнилось 50 лет, и к его юбилею была написана одна из лучших моих песен «Выше — только небо». Вадим был мастером спорта по альпинизму, чемпионом СССР 1970 года, я тоже ходил в горы (хотя таких высот не достиг), и общие увлечения нас здорово объединяли.
Сегодня мы созвонились — после двух десятков лет, когда не виделись, договорились обязательно встретиться. Буду страшно рад.
На фото — Вадим в 1970 году.
А песня — вот:

В.А.Короткову

В Ы Ш Е — Т О Л Ь К О Н Е Б О

Коль сверху мы глядим — все видится иным,
И так мелки неразрешимые проблемы
Но разгорается закат, и невозможен путь назад
Хоть доказательств нет у этой теоремы

Ах, годы за спиной! Но скука — стороной,
И ей не вклиниться нигде ни на минуту
Легла на плечи, нелегка, литая тяжесть рюкзака
И первый след пролег по новому маршруту

Как труден каждый шаг, и каждый метр — враг!
И от камней уходишь, словно от погони
Замкнув цепочку из причин, негромко щелкнет карабин
И сердце компаса качнется на ладони

Здесь — мир иных забот, здесь — мир иных невзгод
Пропитан потом каждый грамм такого хлеба
Но из-под «кошек» брызнет лед, и вот уже — последний взлет
Все под тобой уже, а выше — только небо

11 февраля 1990




Рассказать друзьям:

Каждый раз слышу «от нас ничего не зависит»

Друзья и коллеги, на каждых выборах слышу «все подделают», «от нас ничего не зависит», «не играйте с шулерами», и так далее и тому подобное. В обоснование того, почему не надо в выборах участвовать.
Это неправда. На многих выборах удавалось противостоять фальсификациям. Да, не всегда и не везде, но удавалось.
И даже на таких, нечестных выборах, побеждали и Борис Немцов, и Лев Шлосберг, и Евгений Ройзман, и Галина Ширшина, и петербургское «Яблоко» (сохраняющее фракцию в Законодательном Собрании), и московская команда «Яблока»-Гудкова, и Карельское «Яблоко» во главе с Василием Поповым, а потом — Эмилией Слабуновой, и многие другие.
Хочу сформулировать очень простой закон.
СТЕПЕНЬ НЕЧЕСТНОСТИ ВЫБОРОВ ОБРАТНО ПРОПОРЦИОНАЛЬНА СИЛЕ ГРАЖДАНСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ ИХ НЕЧЕСТНОСТИ.
Если не сопротивляться — выборы будут гарантированно и 100-процентно нечестными.
А если сопротивляться — можно очень серьезно снизить уровень их нечестности. 




Рассказать друзьям:

Продолжаем сбор подписей за Явлинского

Друзья, мы продолжаем сбор подписей за выдвижение Григория Явлинского кандидатом в президенты России.
В Петербурге поставить свою подпись можно в офисе Петербургского «Яблока» на Шпалерной улице, дом 13, с 10 до 21 часа каждый день. Телефон 275 23 00. Приходите!

И прошу вас, друзья — потратьте некоторое время и прочтите программу Явлинского на его сайте https://www.yavlinsky.ru/president.pdf

Читать далее Продолжаем сбор подписей за Явлинского




Рассказать друзьям:

Резолюции Зелёной Коалиции переданы в Законодательное собрание

Резолюции пикетов, проведенных 4 января на Невском проспекте «Зелёной коалицией», объединяющей защитников скверов и парков Петербурга, переданы в Законодательное Собрание в присутствии депутата Надежда Тихонова и меня. Также резолюции сегодня переданы губернатору, прокурору, в полпредство и по другим адресам. Вчера состоялось собрание коалиции, обсуждали дальнейшие действия. По моему предложению, будем, в частности, настаивать на проведении в ЗАКСе публичных слушаний по ситуации с зелеными насаждениями.




Рассказать друзьям:

Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю

В который раз перед выборами начинают страстно звучать призывы эти выборы бойкотировать. Поскольку они являются «фарсом», «имитацией», и вообще «власть не сменится на выборах». Не знаю точно, являются ли те или иные «кандидаты в кандидаты» на президентских выборах «кремлевскими проектами». Но что куда больше похоже на «кремлевский проект», — по сути, а не по источнику, — так это идея бойкота выборов. И доказать это очень просто.

Читать далее Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю




Рассказать друзьям:

Ушёл Валентин Майоров

Друзья и коллеги, грустная весть — ушел Валентин Майоров, многолетний главный редактор «Вечернего Ленинграда», а затем «Вечернего Петербурга», депутат Ленсовета 21 созыва.
Мы работали с ним много лет, когда-то именно в «Вечерке» (как сейчас помню, 18 сентября 1990 года) вышла первая из моих газетных статей.
Светлая память хорошему человеку.
Мои соболезнования родным и близким Валентина.
R.I.P.




Рассказать друзьям:

Несколько соображений относительно «олимпийского скандала»

Первое. «Чистые» российские спортсмены должны ехать — при этом надо помнить, что Олимпиада это не состязание стран: выигрывают и проигрывают спортсмены, а не страны, где они живут. Желаю им успеха в честной борьбе.

Второе. Спортсмены не защищают «честь страны»: она никак не зависит от количества завоеванных или не завоеванных медалей. 
Раньше нам твердили, что, побеждая на Олимпиадах, советские спортсмены «доказывают преимущества социалистического строя».
Я на это всегда отвечал: а когда они проигрывают — это доказывает преимущества капиталистического?

Читать далее Несколько соображений относительно «олимпийского скандала»




Рассказать друзьям:

Явлинский-2018. Читайте и сравнивайте

Сравните с «Я-стану-президентом-и-всех-жуликов-посажу» (у нас уже есть президент, который без всякого суда может посадить — второго такого не хочу).
И сравните с «я-кандидат-против-всех» (и почему-то на всех телеканалах, и без всякого «полива» со стороны властей, в отличие от реальных оппозиционеров).

Что возможно сделать в России. Наглядно.https://www.yavlinsky.ru/news/rossia/obraz-budushhego

Опубликовано Григорий Явлинский 5 декабря 2017 г.




Рассказать друзьям: