ФСБ против «Диалогов»

В конце июня 2016-го в Петербурге закрыли замечательный проект «Открытая библиотека. Диалоги», который вел Николай Солодников.

Самые разные люди, с разными взглядами (такие, например, как Лев Шлосберг и Максим Шевченко, Людмила Петрановская и Максим Кононенко, Алексей Венедиктов и Лев Лурье, Светлана Алексиевич и Александр Сокуров) приходили в библиотеку имени Маяковского в Петербурге на набережной Фонтанки и спорили между собой, отвечали на вопросы зала (как правило, битком набитого) — и это было необычайно интересно.

А потом в библиотеке прошел обыск — его провели сотрудники ФСБ, более того — службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Они изъяли документы и технику, и потребовали у администрации библиотеки информацию о  трудовом договоре Солодникова (он был заместителем директора библиотеки).

Николай после этого рассказал, что, оказывается, на протяжении полутора лет чекисты примерно дважды в месяц, проводили «беседы» с администрацией библиотеки о проекте «Диалоги», давая понять «нежелательность» проекта.

И проект был закрыт: он переехал в Ригу.  Другой площадки для него не нашлось. Да и находиться в Петербурге, — судя по проведенному обыску, — для Солодникова стало небезопасно…

 

27 июня я направил запрос начальнику петербургского УФСБ Александру Родионову, прося сообщить:

  1. Действительно ли сотрудники УФСБ проводили регулярные беседы с администрацией библиотеки о проекте «Диалоги», убеждая в «нежелательности» проекта?
  2. Если да, то на каких законных основаниях это происходило? Почему УФСБ берет на себя право определять «нежелательность» или «желательность» общественно-культурных проектов, и не есть ли это выполнение функций политического сыска?
  3. Действительно ли Вами давалось поручение о проведении в библиотеке оперативно-розыскных мероприятий?
  4. С чем связано данное поручение? УФСБ подозревает в экстремизме библиотеку или проект «Диалоги»?
  5. Какое отношение к борьбе с экстремизмом имеет проверка трудового договора Солодникова?

 

9 августа пришел ответ. Генерал-лейтенант  Родионов сообщил мне, что оперативно-розыскные мероприятия проводились по его поручению, и в связи с «получением информации о признаках противоправного деяния, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ».  Что обращения сотрудников ФСБ в библиотеку связаны с проверкой этой информации». И что сам по себе проект «Открытая библиотека» при этом чекистами не обсуждался.

Однако, статья 159 УК РФ это «Мошенничество», часть 4 – это «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение».  Абсурд уже виден: где усмотрели «мошенничество»? В том, что Солодников получал зарплату в «особо крупном размере» (насколько я помню, 38 тысяч в месяц)? В том, что «организованная группа» (из Солодникова и его жены Екатерины Гордеевой) на свои средства (а также на средства друзей) приглашала участников «Диалогов», оплачивая им дорогу и гостиницу?

Далее, при чем тут ФСБ? Согласно  статье 151 УПК РФ, предварительное расследование правонарушений по статье 159 УК РФ проводится следователями органов внутренних дел. А вовсе не сотрудниками ФСБ. Какое они к этому имели отношение, — даже если бы «мошенничество» и было обнаружено?

Я считал, что в УФСБ имеются люди с юридическим образованием, которые должны уметь читать законы. Но, судя по ответу, либо их там уже нет, либо законы заменены желаниями начальства.

На вопросы о том, в каком «экстремизме» заподозрили «Диалоги», и при чем тут трудовой договор Солодникова, ФСБ вообще не ответило. Что касается уверения в том, что чекисты не обсуждали сам проект с сотрудниками библиотеки, и не называли его «нежелательным», то Солодников это категорически опровергает: еще как обсуждали!

Понятно, что подобный проект — со свободными дискуссиями на самые разные темы, с публичной конкуренцией разных точек зрения, без криков и ярлыков, разительно отличающийся от «вечеров с Соловьевым» и ему подобных пропагандистских мероприятий, — просто обязан был вызвать ненависть у ФСБ.

Видимо, было велено его закрыть — не обращая внимания на юридические формальности. Надавить, запугать, пригрозить уголовкой, устроить обыск — по логике «держать и не пущать».

К сожалению, пока эта цель достигнута.

Очень надеюсь, что лишь временно.

Буду предпринимать для этого все усилия.

«Диалоги» должны вернуться в Петербург.




Рассказать друзьям:

Допрос президента

Генеральная прокуратура намерена вызвать на допрос президента, секретаря Совбеза, экс-премьера и мэра столицы.

Нет-нет, не волнуйтесь, автор пребывает в здравом уме и ясной памяти.

И представление на назначение нового Генпрокурора еще не поступило в Совет Федерации.

И это вообще не у нас — это на Украине.

Это там Генпрокуратура намерена допросить президента Украины Петра Порошенко, секретаря СНБО Александра Турчинова, экс-премьер-министра Арсения Яценюка и мэра Киева Виталия Кличко — по поводу событий на Майдане в период января-февраля 2014 года. И пресс-служба Порошенко уже сообщила, что если Генпрокуратура обратится — президент обязательно даст показания…

Возможна ли в сегодняшней России подобная новость — независимо от того, в связи с чем собираются допросить президента и секретаря Совбеза?

Ответ тривиален.

Даже подумать об этом в Генпрокуратуре не осмелятся.

И ни одно СМИ не поверит в такую новость.

Но почему, собственно?

А потому, что именно этим правовое государство отличается от неправового.

В правовом государстве прокурор расследует деятельность президента (как когда-то Кеннет Старр расследовал деятельность Билла Клинтона во время «моникагейта»).

В неправовом государстве президент расследует деятельность прокурора (как когда-то Борис Ельцин при помощи Владимира Путина расследовал деятельность Юрия Скуратова во время «дела Мабетекс» и подозрений в коррупции в отношении  кремлевских чиновников).

Почувствуйте разницу.




Рассказать друзьям:

Дарья Васильева: В моём кругу есть очень хороший человек — Борис Вишневский

В моём кругу общения есть очень хороший человек. Настоящий демократ, по убеждениям, и по поведению. Это Борис Лазаревич Вишневский.

Обычно депутат — это птица заоблачная. До общения с простым народом не cнисходит. Дорогой пиджак, заносчивый вид, тридцать три помощника, играющих роль заградительного барьера от населения, и полная недосягаемость. Борис Лазаревич не такой. Человек в штормовке, с гитарой (сам — автор песен). Настоящий «шестидесятник» с походной юностью. Изобретатель — научный сотрудник-романтик, пришедший в политику «спасать страну» (так и спасаем до сих пор). Как видим, шёл он во власть не за привилегиями и преференциями, а по зову совести и бескорыстной воле.

Читать далее Дарья Васильева: В моём кругу есть очень хороший человек — Борис Вишневский




Рассказать друзьям:

Совет для учителей: как отправить Медведева в отставку

Печально известное высказывание премьера Медведева (мол, если учитель хочет зарабатывать — надо идти в бизнес) не вызывает ничего, кроме презрения к персонажу, за чью отставку в Интернете уже собрано около 235 тысяч подписей.

Но вряд ли Путин, не считающий нужным принимать решения в соответствии с общественным мнением, сменит премьера, который доказал свою верность, четыре года карауля для патрона президентский пост. Да и на кого он его сменит? На очередного генерал-чекиста, умеющего только хватать и не пущать? На Шувалова с его «реактивной летающей псарней» (как метко выразился мой друг и коллега по «Яблоку» Алексей Мельников)?

Дорогие учителя, можно я дам Вам небольшой совет — как действительно отправить Медведева в отставку? И не только его?

В первую очередь, для этого нужны честные выборы.

И именно Вы можете сыграть в этом важнейшую роль!

Большинство избирательных участков располагается в школах, и многие избирательные комиссии формируются с участием учителей (и других «бюджетников»).  И нередко на членов избиркомов начинает «давить» администрация района или города, стремящаяся обеспечить на выборах нужный ей результат. О том, как это происходит, в свое время рассказала учительница Татьяна Иванова из Петербурга, сообщившая, как чиновники «инструктировали» учителей, фактически требуя  организовать фальсификации на выборах.

А потом у власти оказываются совсем не те, за кого голосовали люди. Именно они потом принимают решения, от которых зависит наша жизнь. Именно они потом так расставляют приоритеты в государстве, что охранка и жандармерия оказываются важнее, чем образование и наука.  Именно они потом советуют «держаться», несмотря на отсутствие денег, или «идти в бизнес», если работа по призванию оплачивается государством по остаточному от «силовиков» принципу. И именно они потом организовывают фальсификации на выборах, чтобы сохранить свою власть…

Дорогие учителя, хотите разорвать этот порочный круг? Хотите сменить не только этих людей, но и Систему, которую они построили?

Для этого нужно не только соответствующее голосование на выборах. Для этого нужно, чтобы никто не посмел фальсифицировать их результаты. Для этого нужно, чтобы любая попытка заставить членов избирательных комиссий выгнать независимых наблюдателей, закрыть глаза на «вбросы» бюллетеней или переписать протоколы голосования встречала категорическое сопротивление. В том числе, у тех из Вас, кто будет входить в состав избиркомов.

Вы можете поставить непреодолимый барьер на пути фальсификаций.

И тогда после выборов у нас будет совсем другой парламент, другой премьер-министр, другие законы и другая страна.




Рассказать друзьям:

Ольга Манусова с улицы Достоевского — о моей работе

Вот так, пять лет назад я вынула из своего почтового ящика фотографию этого человека — кандидата от «Яблока» и, всмотревшись, решила сразу для себя, что буду голосовать только за него. Далее последовали вызовы к начальству на работе с требованиями принести открепительный талон и идти голосовать по месту работы и т.д. и т.п., но я открыто заявила что пойду только к себе и проголосую за Вишневского. Я не ошиблась! Впервые в своей жизни я вижу РЕАЛЬНУЮ действенную помощь от своего депутата как по моим личным обращениям, так и по вопросам, которые волнуют всех неравнодушных питерцев по сохранению нашего города! Борис Лазаревич мгновенно реагирует на любые просьбы, даже находясь в больнице, и тут же принимает меры в момент, когда под час ему самому нужно внимание и помощь (это не голословно — последняя ситуация со мной была зимой 2016го).  Это уже много позже, познакомившись лично, мы обнаружили множество общих друзей — профессоров университетов, писателей и других замечательных людей, но поверить и проголосовать меня подтолкнула тогда только фотография! Теперь всем вам легче сделать свой выбор потому, что за эти 5 лет Борис Лазаревич сделал множество заметных реальных дел, помогающих людям и городу. Я просто уверена, что уважающие себя люди придут на выборы и проголосуют ТОЛЬКО за него.

Ольга Манусова

P.S. Друзья, необычайно приятно читать такие отзывы о своей работе.  Спасибо, Ольга!




Рассказать друзьям:

Дмитрий Медведев и дефицит совести

Как глава партии «Единая Россия» и премьер-министр Дмитрий Медведев где-нибудь выступит — так только держись, чтобы не упасть.

Очередной перл — ответ на вопрос о том, почему у учителей зарплаты небольшие, а у силовиков высокие.

Оказывается, «энергичный учитель всегда найдет возможность получить прибавку к зарплате». А «если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше», можно пойти в бизнес. Но вы же не хотите — у вас призвание другое…

Во-первых, это наглядная демонстрация дефицита совести. Премьера спрашивают, как можно кормить семьи, занимаясь тем, в чем состоит призвание, и работая на будущее страны — а он , не моргнув глазом, отвечает: хотите жить лучше  — меняйте работу. Надо сказать, что многие и сменили. С печальными последствиями для российской школы, лишившейся не худших учителей.

А во-вторых, тот факт, что зарплата учителей вдвое ниже зарплаты «силовиков» очень наглядно демонстрирует, что власть считает более важным.

Тех, кто воспитывает будущее поколение, тех, от чьего труда зависит будущее страны — или тех, кто охраняет нынешнюю власть от народа, начиная от полиции и заканчивая новыми жандармами из «Нацгвардии», бойцам которой разрешено стрелять по людям без предупреждения.

Конечно, учителя, в отличие от жандарма, не пошлешь разгонять митинги и хватать гражданских активистов. И вообще, чем меньше в стране учителей — тем для власти спокойнее. Ибо надобны ей (цитируя бессмертную фразу братьев Стругацких) не умные, а верные. «Грамотный? На кол тебя! Стишки пишешь? На кол! Таблицы знаешь? На кол, слишком много знаешь!»…

Что же касается того, как можно «получить прибавку к зарплате», то в середине 90-х Дмитрий Медведев, одновременно с преподаванием в университете,  работал в корпорации «Илим Палп Интерпрайз» директором по юридическим вопросам. Учредителями корпорации были Захар Смушкин и братья Борис и Михаил Зингаревичи.

А через много лет, — в 2013-м, — компания «Старт Девелопмент», подконтрольная Смушкину,  получила в Петербурге выгоду около 29 млрд. рублей в результате внесения изменений в Генплан (перевод принадлежащих «Старту» земель из рекреационных и сельскохозяйственных в жилые и общественно-деловые для строительства города-спутника «Южный»).

За эти изменения, которые оппозиция назвала коррупционными, в петербургском Законодательном Собрании дружно голосовали однопартийцы Дмитрия Медведева. Невзирая ни на какие аргументы и возражения.

То, что изменения были приняты к огромной выгоде компании, где когда-то Дмитрий Анатольевич получал «прибавку к зарплате», конечно же, являлось чисто случайным совпадением.




Рассказать друзьям:

«Яблоко» против «моста Кадырова»: борьба продолжается

1 августа прокуратура Петербурга сообщила нам с Александром Кобринским, что постановление городского правительства № 495 от 15 июня 2016 года о присвоении мосту через Дудергофский канал имени Ахмата Кадырова принято законно.

Это был ответ на нашу жалобу, направленную после подписания этого постановления: мы полагали, что Смольный нарушил свои же собственные правила. Суть дела в том, что Комитет по культуре 2 июня разместил проект постановления на сайте — для проведения независимой антикоррупционной экспертизы. Срок проведения этой экспертизы — две недели, то есть — до 16 июня включительно. Но, не дожидаясь окончания этого срока, правительство утвердило проект (причем, судя по всему, путем сбора подписей: заседания правительства города 15 июня не проводилось).

Городская прокуратура, между тем, решила, что нарушений нет. Почему? Да потому,  что, с ее точки зрения, 495-е постановление не является нормативным правовым актом. И, значит, в соответствии с федеральным законом, не должно было размещаться заранее на сайте Комитета по культуре и проходить независимую антикоррупционную экспертизу.

Тут-то прокуроры, защищая чиновников, и «прокололись». Потому что нормативным правовым актом 495-е постановление считает… само правительство Петербурга! Во всяком случае, 16 июня оно внесло его в реестр нормативных правовых актов Санкт-Петербурга под регистрационным номером 20169.

Более того, в 495-м постановлении сказано, что оно вносит изменения в Реестр названий объектов городской среды. Этот Реестр утвержден постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 06.02.2006 г, которое уж точно является нормативным правовым актом и внесено Смольным в соответствующий список. И простая логика подсказывает, что внести изменения в нормативный правовой акт можно только при помощи другого нормативного правового акта.

Переведем с юридического на русский: раз само городское правительство считает 495-е постановление нормативным правовым актом — оно обязано было при его принятии соблюсти те правила, которые само же и установило. Оно их не выполнило. Следовательно, ответ прокуратуры города ошибочен. Скорее всего, она или не захотела разбираться в сути дела, или решила «прикрыть» Смольный…

Меня и моих товарищей по «Яблоку» это совершенно не устраивает. Поэтому в тот же день я направил обращение Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке,  с просьбой отменить решение прокуратуры Санкт-Петербурга и принять решение по существу вопроса. То есть, отменить 495-е постановление.  На мой взгляд, все основания для принятия такого решения у Генпрокуратуры есть.

Этот  аргумент, к сожалению, упустили некоторые СМИ, сообщившие,  что «Яблоко» обратилось в Генпрокуратуру, но не объяснившие читателям, почему такое обращение направлено. Оно направлено не потому, что решение прокуратуры Петербурга нам не понравилось. Оно направлено потому, что решение прокуратуры неправомерно.

Одновременно с этим мы будем и дальше настаивать на проведении референдума Санкт-Петербурга, который не только отменит решение по «мосту Кадырова», но и изменит на будущее процедуру принятия таких решений.

Как назвать ту или иную улицу, площадь, мост или набережную, будет решать городской парламент (и не чиновники), и с обязательным учетом мнения горожан, а не за закрытыми дверями.

Борьба будет продолжена. До победы.




Рассказать друзьям:

Как Вы думаете, на ком будут экономить?

Первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко заявила на форуме «Территория смыслов», что «если ничего не менять, то к концу следующего года у нас не будет ни резервов, ни возможности выплатить зарплаты».

Заметим: российский бюджет и так серьезно «перекошен»  из 16 триллионов рублей его расходов в 2016 году более пяти триллионов (32%) идет на «силовые» цели.

3.1 триллиона — на национальную оборону, 2.05 триллиона — на национальную безопасность и правоохранительную деятельность. По сути, это бюджет воюющей страны. На образование идет 3.6% расходов, здравоохранение — 3%, культуру — 0.6%…

Тренд  последних лет при этом очевиден.

На пути реализации наших конституционных прав и свобод встают все новые и новые абсурдные ограничения и запреты, грозящие все гражданам более и более серьезными наказаниями (как чудовищный «пакет Яровой»).

На государственном уровне, при помощи всей мощи государственной пропаганды разжигается ненависть к инакомыслящим, несогласным, не желающим единодушно поддерживать и одобрять единственно верную политику «национального лидера» — они объявляются врагами, «пятой колонной» и «национал-предателями».

Объектом политических репрессий может стать практически каждый —  достаточно неосторожного репоста в Интернете (как в сталинские годы было достаточно неосторожного высказывания  на людях).

Ключевые должности в государстве все чаще занимают выходцы из тайной полиции, приученные защищать не общество от опасностей, а государство от общества, обеспечивая несменяемость власти и личную безопасность высшего начальства.

Если Нестеренко права, и к концу 2017 года начнутся трудности с выплатой зарплат — как Вы думаете, на ком будут экономить?

На «силовиках» — или на учителях с врачами? На содержании спецслужб  — или на лечении больных? На пушках — или на масле?

Последняя новость: с будущего года правительство собирается на 40% сократить число бюджетных мест в вузах, а также сократить стипендии студентам.

А теперь вспомним, что премьер Медведев только что обещал найти 100 миллиардов рублей на автотрассу в Крыму.

Ясно теперь, откуда возьмут эти деньги?  Кто заплатит новый «крымский налог?

Его заплатят родители тех студентов, которым придется платить за высшее образование для детей, не попавших на «сокращенные» бюджетные места.

А скольких талантливых ребят, чьи родители не смогут позволить себе их платное обучение, это лишит возможности получить высшее образование?

 

 

 




Рассказать друзьям:

Друзья, я зарегистрирован кандидатом по округу в ЗАКС

Друзья, сегодня ТИК № 30 зарегистрировал меня кандидатом по одномандатному округу № 2 на выборах в ЗАКС. Наш округ — это большая часть Центрального района, где я был в 2011 году избран депутатом.
Впереди — сложная и тяжелая избирательная кампания, «Единой Россией» и Смольным против меня брошен очень серьезный административный ресурс, стесняться в средствах (во всех смыслах) для борьбы со мной не будут, и попытки фальсификаций, без сомнения, будут. Конечно, им очень хочется избавиться от депутата, который пять лет, защищая горожан и город, не давал им покоя, забрасывал письмами и запросами, вместе с жителями вставал на защиту исторических памятников, не позволял уничтожать скверы и парки, уличал чиновников в нарушении прав граждан и нарушении закона, добивался отмены «уплотнительной застройки»…
Мы должны победить в этом округе. Мы должны показать, что граждане сильнее чиновников. Что власть должна зависеть от людей — а не считать их подданными, которые должны униженно просить у нее милостей, не имея при этом никаких прав.
Победить я могу только с Вашей помощью, друзья. Я надеюсь на нее.
Давайте вместе выиграем эти выборы!
Кто может — помогите мне в качестве волонтеров.
Кто может — поддержите мою избирательную кампанию, перечислив деньги на избирательный счет (конечно, я отчитаюсь за каждый пожертвованный рубль).
Кто может — станьте наблюдателями на выборах.
И обязательно приходите на выборы. Не верьте тем, кто убеждает Вас, что «все заранее решено» и «ничего не изменишь». Они работают на партию власти — сознательно снижая явку, чтобы послушные чиновникам депутаты могли переизбраться без помех.
P.S. В понедельник на сайте мы разместим подробную инструкцию для тех, кто хотел бы помочь мне в кампании — разными способами.




Рассказать друзьям:

Песенка про неприличные места

История с требованием пенсионерки Инны Львовны прикрыть «неприличные места» у копии знаменитой скульптуры Давида работы Микеланджело, выставленной у 239 лицея — это живая иллюстрация к старой песне на слова Григория Дикштейна, которую я много раз слышал на концертах в исполнении прекрасного Юрия Кукина.

 

Город маленький на юге,
Где в речах и страсть, и пыл.
Где все знают друг о друге,
Даже то, что сам забыл.
Начинается культура —
Выставляют на газон.
Знаменитую скульптуру,
Знаменитую скульптуру
Под названьем Лаокоон.

Точь такую, как в Париже,
Только меньше раза в три.
Мышцы разные наружу
Выпирают изнутри.
Хоть героев породили,
Строй не тот, не та среда,
Но змею они давили,
Но змею они давили,
Как ударники труда.

Но заметили «где надо»,
Что напротив детский сад.
И, небось, видать из сада
Детворе не только «зад».
Видно, где-то пожурили,
Только явно не спроста.
Аккуратно обрубили,
Аккуратно обрубили
Неприличные места.

Вот тогда случилась драма,
И бежал смотреть народ,
Как белеет свежий мрамор,
Там, где тёмный был «перед»
В академии, не ниже
Был скандал от тех затей.
И заказаны в Париже,
И заказаны в Париже
Были копии частей.

Изготовили с натуры,
Только, черти их дери,
Эти копии скульптуры
Чуть побольше — раза в три.
И поскольку рядом дети,
Прочь шедевр мировой.
И остались части эти,
И остались части эти
Как фонтанчик питьевой…

 

Честно говоря, мне почти нечего добавить.

Конечно, нельзя идти навстречу ханжеству и срочно прикрывать «неприличные места».




Рассказать друзьям: