После завершающего концерта детской музыкальной студии театра «Зазеркалье». Сперва спели с ребятами «Атлантов», потом немного тряхнул стариной, взяв в руки гитару.




Рассказать друзьям:

У кремлевских пропагандистов — приступ повышенного слюноотделения

У кремлевских пропагандистов — приступ повышенного слюноотделения: «совет итальянского региона Венето проголосовал за отмену санкций против России». Ровно с таким же успехом какой-нибудь наш областной совет мог бы потребовать признать независимую «республику Венецию». Помнится, несколько лет назад в Венето проводили бутафорский «электронный референдум» по «независимости»от Италии, в коем участвовало несколько тысяч человек, а результаты заранее были объявлены незаконными, ибо Италия — унитарное государство. Так что, примите успокоительное, господа пропагандисты. Только в вашем больном мозгу существует и «парламент Венеции», и «процесс снятия санкций».




Рассказать друзьям:

Мы победили: Конюшенное ведомство вернут городу!

Бывшее Конюшенное ведомство — уникальный памятник работы Василия Стасова, расположенный в самом центре Петербурга, рядом с Марсовым полем, — спасено от угрозы превращения в апарт-отель, а по сути – под элитный жилой комплекс.
Планы инвестора — компании братьев Бориса и Михаила Зингаревичей, — включали, в том числе, застройку изнутри уникальных галерей, не имеющих аналогов в России.

В апреле 2014 года вместе с градозащитниками и экспертами мы смогли попасть внутрь Конюшенного двора. И увидеть эти галереи, много десятилетий скрытые от посторонних глаз (здание все время находилось в ведении ОГПУ — НКВД — милиции).
Увидев их, и поняв, что галереи хотят застроить изнутри «клетушками» в два этажа, мы ужаснулись и начали борьбу за изменение проекта.
Получили проектную документацию для анализа. Передали ее экспертам Совета по культурному наследию при городском правительстве. Выявили множество нарушений при проведении историко-культурной экспертизы. Предложили инвестору изменить проект. И начали общественную дискуссию о планах реконструкции памятника.
В феврале 2015-го Совет по культурному наследию (я выступал на заседании) практически единогласно выступил против застройки галерей Конюшенного двора как противоречащей законодательству об охране культурного наследия.
Инвестор согласился на «компромисс» — будет застраиваться только одна галерея, а во второй будет СПА-центр, фитнесс-центр и бассейн.
Я на это ответил, что можно, конечно, ампутировать одну ногу вместо двух и назвать это компромиссом, но человек все равно будет глубоким инвалидом.
В июне 2015 года вице-губернатор Игорь Албин сообщил, что здание будет возвращено городу, и что начинаются переговоры по этому вопросу.
Они заняли почти год.
И вот наконец, 20 мая, компания Зингаревичей направила в Смольный документы для расторжения инвестиционного договора. Проект апарт-отеля отменен. Здание возвращается городу и теперь, в том числе, при участии Совета по культурному наследию, будет решаться, как его будут использовать.
На наш взгляд, надо создавать там городское общественное пространство – музеи, выставки, проведение праздников, торговля, кафе и рестораны.
Конечно, нужны деньги на реставрационные работы — но это тот случай, когда средства должен выделить бюджет Петербурга. Тем более, что здание (особенно, галереи) вовсе не в таком плохом состоянии.
Мы одержали победу — но какой же дорогой ценой она далась!
Понадобилось два года. Неимоверное количество сил, времени и нервов. Множество встреч, совещаний и заседаний. Для того, чтобы доказать очевидное, казалось бы, с самого начала: нельзя уродовать памятник, навсегда уничтожая для граждан возможность полюбоваться его уникальными галереями.
В начале этой борьбы наши шансы на успех представлялись не очень высокими.
«Да там все согласовано, все разрешено, ничего менять не будем, не мутите воду», — примерно так с нами общались чиновники, включая самых высокопоставленных.
«Инвестор должен получить прибыль!», — уверял нас глава Комитета по охране памятников (!) Сергей Макаров. Я ему на это неизменно отвечал, что он путает Комитет по охране памятников и Комитет по инвестициям, потому что его задача — защищать памятник, а не экономические интересы инвестора.
В январе 2015 года, после осмотра Конюшенного ведомства (был сильный мороз, и мы зашли отогреться) мы сидели в кафе с главой Движения «Защита исторического Петербурга» (и одним из самых активных защитников памятника) Владимиром Котеговым и кинорежиссером и членом Совета по культурному наследию Александром Сокуровым. И Александр Николаевич грустно говорил: все бесполезно, ничего у нас не выйдет, они сильнее, они нас не слышат, от нас ничего не зависит…
Мы отвечали: надо продолжать борьбу. Надо не опускать руки. Надо не впадать в уныние — и победа придет. Она пришла.
Огромное спасибо всем, кто боролся: сопредседателю петербургского ВООПИиК Александру Марголису, его заместителю Александру Кононову, зампреду Совета по культурному наследию и выдающемуся эксперту Михаилу Мильчику, члену Совета Андрею Пунину, Владимиру Котегову и его активистам (Галине Белковой, Елене Киселевой-Хассинен и другим), и многим другим, кто внес свой вклад в эту победу.
Это не первая наша победа. И я уверен — не последняя.




Рассказать друзьям:

День памяти крымских татар

72-я годовщина массовой депортации крымских татар — день памяти об этой трагедии, результатом которой стала гибель почти половины (!) из 183 тысяч высланных от голода, холода и болезней. Это было одно из самых страшных сталинских преступлений, последствия которого длились много лет: другим репрессированным народам удалось вернуться домой в конце 50-х, а крымские татары начали возвращаться, — да и то с огромным трудом, — лишь через тридцать лет после депортации. А сегодня, после «присоединения» Крыма они вновь подвергаются преследованиям — со стороны тех, кого по праву можно назвать наследниками сталинских палачей.




Рассказать друзьям:

Ответ по Жириновскому

Друзья, получил «замечательный» ответ Главного следственного управления по Москве на мое обращение о, на мой взгляд, оправдании В.В.Жириновским терактов в Европе.
Напомню, что г-н ВВЖ заявил, что «Теракты сейчас идут в Европе, и будут идти. И нам это выгодно. Пусть они там подыхают и погибают».
В соответствии с диспозицией статьи 205.2 УК РФ, под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.
Уверяя в «выгодности» для «нас» террористических актов, и заявляя «пусть они там погибают», г-н Жириновский, на мой взгляд, признает практику терроризма правильной и нуждающейся в поддержке и подражании.
Так вот, ГСУ по Москве на голубом глазу заявляет, что «отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки какого-либо преступления».
После чего перебрасывает мое обращение в ГУ МВД по Москве – при том, что уголовные дела по ст. 205.2 возбуждает именно Следственный комитет.
Я, в общем, не питал иллюзий относительно привлечения г-на Ж. к реальной ответственности. Но хотел увидеть официальный ответ, который бы подтвердил, что полезному для власти г-ну Ж. можно безнаказанно говорить все, что угодно. В том числе, публично одобрять терроризм за пределами России.
«Да, это сукин сын, но это наш сукин сын».
Как сегодня сказано.
P.S. Я, конечно, обжалую этот ответ. Если будет надо – то в суде.

 




Рассказать друзьям:

Евровидение как справедливость

Я поздравляю Джамалу и всех, кто за нее болел, с победой.
Очень важно, что высшей наградой оценили песню памяти об одном из самых страшных сталинских преступлений — массовой депортации крымских татар.
В очередной раз мы увидели мерзость, которую позволило себе российское ТВ во время Евровидения — назвав эту песню рассказом о тех, кто «покинул свои дома в поисках лучшей жизни». При том, что почти половина депортированных погибла. А потомки вернувшихся крымских татар сегодня подвергаются новым преследованиям со стороны «присоединивших» Крым российских властей.
Да, депортации подверглись не только крымские татары.
Но кто-то может представить себе, чтобы нынешняя Россия отправила на Евровидение исполнителя с песней памяти о массовой депортации, например, чеченцев или ингушей, балкарцев или карачаевцев?
Вместо этого у нас — свободное прославление Сталина и оправдание его преступлений.
Поэтому победа Джамалы — еще и проявление справедливости.




Рассказать друзьям:

Налог на правительственную подлость

Российское министерство труда и социальной защиты снова «вбросило» идею введения налога на трудоспособных, но неработающих граждан. И сослалось при этом на белорусский опыт, где такой налог (250 долларов в год) уже введен.

Возможно, в министерстве не помнят, но все это уже было.

4 мая 1961 года президиум Верховного Совета РСФСР издал указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Он действовал тридцать лет — до 1991 года.

Указом предписывалось выселять на срок от двух до пяти лет «совершеннолетних, трудоспособных граждан, не желающих выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющих от общественно полезного труда, извлекающих нетрудовые доходы от эксплуатации земельных участков, автомашин, жилой площади или совершающих иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни». Причем, с конфискацией нажитого «нетрудовым путем» имущества и с обязательным привлечением к труду по месту поселения.

Именно по этому указу был судим поэт Иосиф Бродский, который не смог доказать в советском суде, что написание стихов — это труд. И был объявлен «тунеядцем» и выслан.

А теперь Минтруда хочет ввести налог, для которого так и напрашивается название: «налог Иосифа Бродского».

Кого будут облагать, как «тунеядцев»?

Тех, кто, скорее всего, с радостью бы работал и зарабатывал на жизнь — но не может найти работу.

И не может найти потому, что российская власть «отжала» Крым и устроила интервенцию на востоке Украины — получив в ответ международные санкции и экономический кризис со всеми вытекающими из него последствиями. В том числе, такими, как закрытие предприятий, сокращение штатов, урезание зарплат и сокращение возможностей найти работу по способностям, обеспечивающую нормальную жизнь.

Теперь именно те граждане, чей уровень жизни уже пострадал, — в результате лишения работы, — по планам Минтруда, будут еще и  обложены «налогом Иосифа Бродского». Дважды заплатив своим карманом за безумную кремлевскую политику.

А еще под «налог Бродского» подпадут те, кто фактически нетрудоспособен, но по формальным причинам не получает инвалидность. Те, кто не  полностью потерял трудоспособность, но устроиться работать не может. Те, кто находится в «предпенсионном» возрасте (с известными «шансами» найти работу). И многие другие.

Прав питерский правозащитник Игорь Карлинский: «наши чиновники вместо того, чтобы бороться с теневой экономикой «с головы» и прессовать тех, кто организует теневые схемы, привычно хотят ударить по жертвам: по тем, кто не имея возможности устроиться официально, вынужден работать неофициально»…

Думается, правильнее было бы ввести налог не на «тунеядцев», а на правительственную подлость.

Судя по политике последнего времени, поступлений от этого налога хватило бы на решение многих проблем.




Рассказать друзьям:

«2015» с моим участием

Друзья, программа «2015» на канале «Санкт-Петербург» с моим участием.
Обсуждаем с Сергеем Боярским, Анатолием Котовым и Юрием Шуваловым, надо ли переносить в Петербург Министерство культуры.
Моя позиция — не надо ни в коем случае.
Жду отзывов и ваших мнений.

http://www.topspb.tv/programs/v18414/




Рассказать друзьям:

Не начать ли Улюкаеву с себя?

Минэкономразвития России опубликовало макроэкономический прогноз на 2016-2019 годы, обещая снижение инфляции к концу 2016 года до 6.5%, а к концу 2017 года — аж до 4% (это после 11.4% в 2014 году и 12.9% в 2015-м).

Но не спешите радоваться: ведомство, возглавляемое Алексеем Улюкаевым, полагает, что инфляция снизится не потому, что правительство ограничит, например, «аппетиты» монополистов (их тарифы вновь будут расти темпами, опережающими инфляцию), а потому, что снизятся реальные доходы населения. В 2016 году — на 2.8% по сравнению с 2015-м, в 2017 году — еще на 0.3%. При этом реальные зарплаты в 2016 году снизятся на 1.5%, реальные пенсии — на 4.8%.

В прогнозе МЭР это деликатно называется «динамика реальных располагаемых доходов населения, как и реальной заработной платы, в 2016 году останется в области отрицательных значений». Дальше МЭР планирует некоторый рост, но отмечает, что «в 2018 году реальная заработная плата восстановится до уровня 2015 года, однако до уровня 2014 года в прогнозный период она не восстановится».

В результате (цитируя документ) «в условиях негативной экономической динамики и сокращения доходов население будет ограничивать текущее потребление». И число бедных возрастет с 13.1% в 2015 году до 13.7% к концу 2017 года. И снизится до 13.1% лишь к 2019 году.

Иначе говоря, в ближайшие годы нас ждет рост бедности, снижение реальных зарплат и пенсий и «ограничение текущего потребления». То есть, экономия на всем, чем можно — для большинства граждан.

Таким путем планируется остановить экономический спад, увеличить инвестиции (если ограничить зарплаты — повысится прибыль) и добиться роста ВВП на 4.5% в 2019 году.

Нет ничего нового под солнцем: ведомство верного гайдаровца Улюкаева предлагает нам типичную гайдаровскую стратегию.

Снова, как и четверть века назад, хотят «бороться с инфляцией» путем невыплаты зарплат. И рассказывают сказки про то, что повышенную прибыль якобы инвестируют в производство (а не распихают по карманам и не выведут в оффшоры).

Предложения МЭР уже назвали в сетях «людоедскими» — и если и погорячились, то совсем ненамного.
«А что делать, если у государства денег нет?», — может спросить читатель.

На этот вопрос есть очень простой ответ: перестать тратить треть бюджета страны на «оборонку» и непрерывно размножающихся «силовиков», перестать снабжать оружием и деньгами бандитов на востоке Украины, урезать расходы на «мундиали» и «мосты в Крым», перестать враждовать со всем миром и биться в непрерывной внешнеполитической падучей. И деньги появятся. По крайней мере, на нормальную (соответствующую инфляции) индексацию пенсий и зарплат «бюджетников».

Впрочем, обещанное «затягивание поясов» касается не всех.
Сам г-н Улюкаев, судя по официальным данным, в 2015 году увеличил свои доходы до 60 миллионов рублей с 43,3 миллиона рублей (а вместе с супругой — до 75 миллионов рублей с 51,4 миллиона рублей).
Может быть, министру следовало бы начать «затягивать пояса» с себя?




Рассказать друзьям: