Спросите Вишневского от 26.06.2016

Друзья, очередной выпуск нашей программы «Спросите Вишневского». О коррупции, законах Яровой-Оруэлла и страхе властей перед референдумами.




Рассказать друзьям:

Референдум по «мосту Кадырова»: ответ с отказом

Петербургский Горизбирком отказался регистрировать инициативную группу референдума по «мосту Кадырова» и изменению принципа присвоения названий улицам, площадям, набережным, мостам в нашем городе.
Чтобы нам отказать, избирком сперва придумал требования, которых нет в законе, а потом обвинил нас в их невыполнении.

«Нарушения» усмотрели в том, что в протоколе собрания инициативной группы (в нее вошли «яблочники» и гражданские активисты, а также кинорежиссер Александр Сокуров) нет отдельного пункта об избрании председательствующего на собрании и секретаря, которые потом подписали протокол. И вообще, «нет фактического подтверждения» того, что члены группы были на собрании. Сомнения есть у комиссии, понимаете ли…

Неважно, что задача избиркома — содействие в реализации избирательных прав, а не создание помех в их осуществлении.
Неважно, что ходатайство о проведении референдума подписано всеми участниками собрания.
Неважно, что мы практически в онлайне выкладывали в Сети фотографии с собрания (в том числе, фото, где ходатайство подписывает Александр Сокуров).

Неважно, наконец, что точно такие же по форме ходатайство и протокол шесть лет назад уже проходили проверку в Горизбиркоме (когда мы добивались референдума по «Охта-центру»), и были признаны соответствующими закону о референдуме Санкт-Петербурга, который в этой части не менялся.
Все это неважно — решалась не юридическая, а политическая задача: «не пущать!».
Потому что это очень страшно: инициированное «снизу» волеизъявление граждан по тем вопросам, ответ на которые может быть для власти неприятен.

В последний раз референдум (и то он формально назывался «опросом») проходил в нашем городе 25 лет назад — 12 июня 1991 года, когда решался вопрос, вернуть ли Ленинграду его историческое название «Санкт-Петербург».
С тех пор никаких референдумов проводить не позволялось. Ни по каким вопросам. Ни при каких обстоятельствах. Все блокировалось или на уровне Горизбиркома, или на уровне Законодательного Собрания.

Судя по настроениям в Петербурге, результат референдума по «мосту Кадырова» несложно предсказать — для властей он будет убийственным.
Значит, референдум нельзя допустить.
Конечно, мы обжалуем отказ в регистрации инициативной группы в ЦИКе — как незаконный.
И параллельно — обсудим подачу новой заявки, указав в ней все, что от нас требуют (хоть этого и нет в законе).

Хотя мы не уверены, что на следующем этапе Горизбирком еще в чем-нибудь не усомнится. И еще чего-нибудь не потребует — например, отпечатки пальцев членов инициативной группы на протоколе. Или справки от психиатров о том, что все члены группы пребывают в здравом уме и ясной памяти.
Но если кто-то считает, что мы отступим и откажемся от намерения провести референдум — он ошибается.




Рассказать друзьям:

Ни слова об Уэльсе

Если выборы будут честными — «Единой России» не позавидуешь.
Представьте: вышли единороссы на поле, а правила одинаковы для всех: если можно — так всем, если нельзя — так никому.
И отстранить соперников от игры никак невозможно.
И игроков в команде единороссов не впятеро больше, чем у соперников.
И ворота у соперников такие же (а не в два раза выше и в три раза шире).
И судья не является 12-м игроком единороссовской команды.
И забивать из офсайда единороссам не позволяется.
И за нарушения им дают карточки (а могут и удалить).
И счет матча заранее неизвестен (а после матча его никак не переписать).
Кто лучше сыграл — тот и победил…
Впрочем, я же обещал: ни слова об Уэльсе.




Рассказать друзьям:

Отказали в регистрации референдума по «Мосту Кадырова»

Добрался до дома после приема избирателей и сообщаю, что сегодня петербургский Горизбирком принял на мой взгляд, совершенно незаконное решение — отказать в регистрации инициативной группы референдума по «мосту Кадырова» и изменению принципа присвоения названий улицам, площадям, набережным, мостам в нашем городе.
Теперь — подробности.
Инициативная группа (26 человек, включая Александра Сокурова) представила положенные по закону документы: ходатайство и протокол собрания группы.
Документы по форме абсолютно соответствовали тем, которые в 2010 году дважды проходили тот же Горизбирком (тогда мы добивались референдума по «Охта-центру»). Закон с тех пор не менялся. Изменилась политическая ситуация, причем — в худшую сторону. И теперь ГИК отказывает нам под тем предлогом, что… в протоколе собрания инициативной группы нет результатов голосования по избранию председательствующего и секретаря собрания (!). При этом ГИК признает, что закон не содержит никаких требований к оформлению протоколов. А отказать в регистрации группы можно только по причине несоответствия закону.
Еще ГИК заявляет, что у них нет доказательств того, что на собрании присутствовали те люди, которые указаны в протоколе и ходатайстве. Вот, мол, если бы вы приложили лист регистрации участников группы… Опять же: закон не требует представлять лист регистрации (он у нас есть, но мы его не прикладывали, потому что в законе написано — представить ходатайство и протокол). Ходатайство, как и сказано в законе, подписано всеми членами группы. Больше ничего мы по закону делать не должны.
В общем, отказывая нам, ГИК явно вышел за пределы закона. Вместо того, чтобы проверить выполнение закона, комиссия начала проверять выполнение придуманных ей требований. На что не имеет права.
Мы, конечно, этот отказ обжалуем в ЦИК, и параллельно обсудим подачу новой заявки. С указанием всего того, что от нас требуют (хоть этого и нет в законе). Правда, мы не уверены, что на следующем шаге комиссия опять в чем-нибудь не усомнится. И не потребует отпечатки пальцев членов инициативной группы на протоколе. Или нотариальное заверение их подписей. Или еще чего-нибудь.
Мы понимаем: решалась не юридическая, а политическая задача. Мы понимаем: страх перед любым референдумом (а особенно перед таким — его результат очевиден) настолько велик, что надо не допустить его любым способом.
Но мы не отступим.




Рассказать друзьям:

Спросите Вишневского от 19.06.2016

Друзья, очередной выпуск нашей небольшой программы.
На сей раз со мной в студии заслуженная артистка России Лариса Дмитриева.
Обсуждаем «мост Кадырова» и доску Маннергейма.
Жду отзывов и прошу перепост.




Рассказать друзьям:

Ответ Сокурову по «мосту Кадырова»

Получил ответ от губернатора на обращение по «мосту Кадырова». Я направлял ему письмо Александра Сокурова, сообщая, что полностью поддерживаю позицию Александра Николаевича и прошу не допустить принятия решения о названии моста в память об Ахмате Кадырове.
Ничего нового, увы, в ответе нет. Все эти аргументы уже слышали. Между прочим, судя по расследованию «Газеты.Ру», генерал-майор Фоменко, направляя обращение от имени Совета Героев, со многими Героями, мягко говоря, не посоветовался.
Ждем решения Горизбиркома по нашей заявке на референдум.
Решение по мосту должно быть отменено.
Если власть не хочет это сделать – граждане должны ее заставить.

Ответ Сокурову, стр. 1
Ответ Сокурову, стр. 2



Рассказать друзьям:

Об увековечении памяти Токтогон Алтыбасаровой

Как и обещал, направил письмо в Топонимическую комиссию с просьбой об увековечении памяти Токтогон Алтыбасаровой.




Рассказать друзьям:

Обращение в прокуратуру по законности присовения мосту имени Ахмата Кадырова

Направляем с Александром Кобринским обращение в прокуратуру Петербурга с просьбой о проверке законности издания постановления Правительства СПб № 495 от 15.06.16 г. о присвоении мосту имени Ахмата Кадырова в связи с нарушением сроков проведения антикоррупционной экспертизы и общественного обсуждения. Свое обращение направляет и Максим Резник. Будем ждать результатов.

Прокурору Санкт-Петербурга
С.И.Литвиненко

190000, Санкт-Петербург,
Почтамтская ул., 2\9

Уважаемый Сергей Иванович!

В соответствии с положениями Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96, и распоряжения Правительства Санкт-Петербурга от 17.08.2012 № 48-рп «О порядке организации независимой антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов и независимой экспертизы проектов административных регламентов предоставления государственных услуг (исполнения государственных функций) в исполнительных органах государственной власти Санкт-Петербурга», на сайте Комитета по культуре Санкт-Петербурга был размещен проект постановления Правительства Санкт-Петербурга «О присвоении наименования безымянному мосту в Красносельском районе Санкт-Петербурга».
Датой начала обсуждения проекта было установлено 02 июня 2016 года, датой окончания обсуждения – 16 июня 2016 года.
Однако, 15 июня 2016 года было подписано соответствующее постановление Правительства Санкт-Петербурга № 495, которым указанному мосту (через Дудергофский канал в створе пр. Героев) присвоено название «мост Ахмата Кадырова».
Таким образом, постановление Правительства Санкт-Петербурга было издано до официального окончания срока общественного обсуждения проекта.
Просим Вас провести проверку законности принятия указанного постановления и при выявлении нарушений законодательства поставить вопрос об его отмене.

С уважением,

Депутаты

Б.Л.Вишневский

А.А.Кобринский




Рассказать друзьям:

324 рубля от щедрот Медведева

Премьер-министр «денег нет, но вы держитесь» Медведев установил прожиточный минимум на душу населения за первый квартал 2016 года аж на 324 рубля больше, чем за четвертый квартал 2015 года.

Было — 9452 рубля в месяц, стало — 9776 рублей.

Просто какой-то аттракцион неслыханной правительственной щедрости.

Считается, что на указанные 9776 рублей подведомственное население должно иметь возможность прожить в течение месяца.

Этого должно хватить на продукты, непродовольственные товары и оплату услуг (квартплата, общественный транспорт и так далее).

Не мне одному хочется поставить эксперимент на правительстве во главе с премьером.

Выдать им по 9776 рублей и предложить на эти деньги продержаться в течение месяца. С переводом в статус обычных граждан — без всего того, что раньше нагло забирал дракон, впоследствии оказавшегося в руках лучших людей города.

По окончании месяца посмотреть, кто выжил.

Впрочем, если вспомнить, что прожиточный минимум за четвертый квартал 2015 года был НИЖЕ, чем за третий — повышению сейчас и на 324 рубля, граждане, видимо, должны верноподданно радоваться…

* * * * *
Одно из главных назначений прожиточного минимума — определять малоимущих, имеющих право на социальную помощь.

У кого доход ниже прожиточного минимума — тот малоимущий.

Соответственно, если размер прожиточного минимума очевидно занижен (как в приведенных случаях) — то и официальных малоимущих в стране оказывается меньше, чем реальных. Значит, и денег на помощь надо меньше: можно сэкономить.

Такая вот, применяемая уже много лет, бесстыдная социальная арифметика.

«Ну так денег же нет!», — немедленно заведет правительство старую, старую песню, отвечая на жалобы о малости прибавки к прожиточному минимуму.

Вранье, господа. Деньги есть. Просто вы их тратите на другое.

На «силовиков», армию и чиновников, на бандитские «республики» на востоке Украины и мосты в Крым, на поддержку бизнеса «друзей президента» и присосавшиеся к бюджету госкомпании.

Несколько цифр: в 2015 года топ-менеджеры «Роснефти» получили в месяц в среднем по 26 млн. рублей (около 2600 прожиточных минимумов), «Сбербанка» — по 16 млн. рублей (около 1600 прожиточных минимумов), «Газпрома» — по 13 млн. рублей (около 1300 прожиточных минимумов).
Это все, что вам надо было знать о правительственном бесстыдстве и о том, что «нет денег»…

* * * * *
«Какая у «Яблока» экономическая программа?», — спросили недавно на телевидении у моего коллеги Сергея Иваненко, ожидая, что он начнет перечислять умные, но длинные тезисы, и его тут же можно будет оборвать, не дав ничего сказать.
Ответ был короток и убийственен: «Поменять персонал».




Рассказать друзьям:

ВСЁ-ТАКИ ПОДПИСАЛ…

Судя по всему, губернатор Георгий Полтавченко все-таки подписал постановление о «мосте Кадырова».
Это — ОГРОМНАЯ ОШИБКА.
Это — открытое пренебрежение общественным мнением, которое достаточно очевидно: считанные единицы за эти дни осмелились публично выступить за «мост Кадырова».
90 тысяч подписей в Интернете — против.
Множество известных петербуржцев, начиная с Александра Сокурова и Олега Басилашвили — против.
Четверть депутатов ЗАКСа — против.
И все равно. Несмотря и вопреки.
Причина, на мой взгляд, одна. И это вовсе не искреннее обожание, которое в Смольном испытывают к Ахмату Кадырову.
Это не допускающее двойного толкования указание из Москвы.
Причем, с такого уровня, где приказы не обсуждают, а докладывают об исполнении.
Как там у моего любимого Евгения Шварца?
«А еще господин дракон велел передать, что всякое сомнение будет наказано как ослушание».
Но мы-то этим приказам не подчиняемся. И будем бороться.
«Яблоко» будет добиваться референдума. У Горизбиркома еще неделя на проверку наших документов. Если все нормально — они передаются в ЗАКС, который должен оценить наши вопросы: можно ли выносить их на референдум.
Попытаются заблокировать — пойдем в суд.
Если кто-то надеется, что мы успокоимся, утремся и забудем — не успокоимся, не утремся и не забудем.




Рассказать друзьям: