Сегодня в 14:00 отдаем ходатайство о референдуме по Исаакию

Друзья и коллеги из СМИ, 28 февраля в 14.00 будем передавать в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию ходатайство инициативной группы на проведение референдума о сохранении Исаакия, Спаса на Крови и Петропавловского собора как части государственных музеев.




Рассказать друзьям:

Слушания по Генплану Петербурга

Друзья, для тех, кто еще не в курсе расписания слушаний по Генеральному плану Петербурга, выкладываю их.

Читать далее Слушания по Генплану Петербурга




Рассказать друзьям:

Антисталинский законопроект

Друзья и коллеги из СМИ, фракция «ЯБЛОКО» внесла новую версию «антисталинского» законопроекта – о противодействии политической реабилитации Сталина и сталинизма.
Внесен, как проект законодательной инициативы в Госдуме.
Постарались учесть все критические замечания и оставить только то, что подлежит объективной оценке и не вызывает сомнений и двойных толкований.
Актуальность, на наш взгляд, крайне велика: реабилитация Сталина и сталинизма продолжается. Не верите? Включите телевизор или зайдите в книжный магазин.

Читать далее Антисталинский законопроект




Рассказать друзьям:

Обращение к прокурору по ЗСД

Друзья и коллеги, как и обещал, направил обращение прокурору города с жалобой на отказ предоставить мне соглашение по ЗСД.

 

Читать далее Обращение к прокурору по ЗСД




Рассказать друзьям:

Спросите Вишневского: ситуация с Исаакиевским собором

Друзья, вышло мое обращение по поводу Исаакиевского собора.




Рассказать друзьям:

Мутко и стадион

Вице-премьер Мутко предложил продать спонсорам название нового стадиона на Крестовском, чтобы окупить расходы на строительство.
У меня встречное предложение: пусть платят за то, что мы не подарим им Мутко.




Рассказать друзьям:

Требуем трибуну для всех!

Друзья и коллеги из СМИ, восемь депутатов ЗАКСа, в том числе руководители четырех фракций, обратились в СМИ, финансируемые из бюджета города с просьбой организовать на их площадках публичную дискуссию о ситуации с Исаакиевским собором.

 




Рассказать друзьям:

Исаакий на телеканале Россия

Друзья, мои скромные заслуги оценены на федеральном уровне: на меня «наехали» в программе Дмитрия Киселева. Конечно, оборвав мои слова о ситуации с Исаакием и исказив их смысл. Значит, очень боятся. И вообще, если бы Киселев меня похвалил — я бы испугался, что делаю что-то неправильно. А когда тебя ругают нерукоподаваемые персонажи — значит, ты делаешь все верно.




Рассказать друзьям:

Ответ митрополиту Иллариону: лодку раскачивает власть

«Ну, казалось бы, о чем здесь говорить? Очередной храм возвращается Церкви. Почему из этого делается такой всемирный скандал? Потому что есть люди, которые на самых обыденных и незначительных инцидентах пытаются раскачать лодку».
Так глава отдела внешних церковных связей РПЦ, митрополит Волоколамский Илларион комментирует ситуацию с Исаакиевским собором, планы передачи которого церкви (с одновременным разгромом соответствующего государственного музея) вызвали массовые протесты в Петербурге. И для пущей убедительности сравнивает эту ситуацию с революционными событиями в России 1917 года.

Возможно, митрополит искренне считает историю с Исаакием «обыденной» и «незначительной». Но в Петербурге так не считают.

Иначе не было бы более 200 тысяч подписей под петицией против передачи Исаакия (не многовато ли для «незначительной» и «обыденной» ситуации, Ваше высокопреосвященство?).

Иначе не собрались бы 28 января 5 тысяч протестующих против передачи Исаакия на Марсовом поле — против которых власть сумела привести лишь два десятка ряженых и клоунов из «НОДа» (те, кто на каждом углу голосят об «американской оккупации»).

Иначе не встали бы 12 февраля тройным кольцом вокруг собора три тысячи защитников Исаакия — против 400 участников крестного хода в поддержку передачи собора, собранных по церковной «разнарядке».

Иначе, — в противовес защитникам Исаакия, ведущим себя подчеркнуто корректно и уважительно, — не началась бы истерика у петербургской власти и провластных персонажей, с депутатскими доносами, требующими сурово осудить и примерно наказать, с криками о «кощунстве» и пугалками о «майдане», с объявлением защитников Исаакия «оскорбителями чувств верующих» и потомками тех, кто преследовал ранних христиан.

Иначе в оргкомитет кампании «Вставай на защиту Исаакия!» не вошли бы политики из разных партий, отодвинувшие в сторону свои разногласия, гражданские активисты и специалисты-музейщики, экскурсоводы и журналисты.
Иначе не было бы, — по всем опросам, — подавляющего преимущества противников передачи Исаакия церкви над сторонниками: первых, в среднем, втрое больше, чем вторых.

Как минимум, иерархам РПЦ следует относиться к своим оппонентам с уважением. А как максимум — понимать, что их позиция непопулярна в обществе. И компенсировать это оскорбительными ярлыками и неуместными сравнениями никак не получится.

Заметим: никакого решения о передаче Исаакия формально еще нет и не может быть. Потому что нет даже полагающегося для начала процесса официального обращения от РПЦ (о том, что его нет, мне сообщено в ответе губернатора Петербурга).

Значит, есть возможность остановиться и подумать.

«Сверху», как представляется, после хорошо организованной утечки информации о «несогласованности» вопроса о передаче Исаакия с президентом (неважно, так ли это на самом деле, или Кремль, увидев общественную реакцию, решил все свалить на несанкционированную активность петербургских властей), показали что вопрос обсуждаем. Что могут быть другие решения, кроме тех, о которых было заявлено, как о состоявшихся. Что власть готова к дискуссиям и компромиссам.
Каковым, заметим, является именно нынешнее положение Исаакия, как государственного музея, где идут службы, и именно это и может быть тем самым «совместным использованием», о котором нам сегодня говорят. И которое до сих пор устраивало всех, не вызывая никаких протестов.

Последнее. «Лодку» общественного недовольства «раскачивает» власть, демонстративно игнорируя мнение общества и принимая решение вопреки этому мнению. Именно это, а не происки внутренних и внешних врагов, приводят к  недовольству.

Так было в 1917 году, так происходит и сейчас.

И не надо валить с больной головы на здоровую.

P.S. Для тех, кто хочет помочь кампании «Вставай на защиту Исаакия» — официальный и единственный Яндекс-кошелек оргкомитета: 410014961627762




Рассказать друзьям:

«Не согласовано с Путиным»

В ситуации вокруг Исаакиевского собора, планы передачи которого РПЦ вызвали массовые протесты в Петербурге, произошел неожиданный поворот.

Днем в пятницу, 17 февраля, на лентах новостей двух десятков СМИ практически синхронно, со ссылкой на неназванный «источник в Кремле», появилась одна и та же информация: объявленное губернатором Петербурга Георгием Полтавченко решение о передаче Исаакия не было согласовано с президентом Владимиром Путиным, его не поддерживает большинство петербуржцев, возникший конфликт может быть урегулирован путем компромисса — совместного использования объекта светскими властями города и РПЦ.

Если бы эту информацию разместили «Дождь» и «Медуза» — можно было бы предположить, что речь идет о случайности. Но когда ее размещают РИА «Новости», ТАСС и «Интерфакс» — это случайностью быть не может.

Да, конечно, петербургский губернатор абсолютно встроен в «вертикаль власти» и вряд ли бы стал говорить о «решенном вопросе» с передачей собора без согласования с Кремлем.

Но, во-первых, согласование это может быть разным — и необязательно облечено в форму прямого приказа, подлежащего не обсуждению, а выполнению. Возможна масса нюансов: от «есть мнение» и «президент не против», до «решайте сами, если считаете нужным».

А во-вторых, совершенно не исключено, что согласие (или одобрение) было дано — а потом, увидев достаточно жесткую общественную реакцию и оценив общественное мнение,

Кремль решил сменить позицию, отстраниться от скандала и представить все происходящее как самодеятельность петербургских властей.

Тем более что до президентских выборов — год, и в их преддверии этого такие конфликты вряд ли нужны.

Здесь стоит напомнить историю с пресловутым «Охта-центром»: в 2006 году, когда эта история начиналась, очень многие тоже были уверены, что тогдашний губернатор Петербурга Валентина Матвиенко без команды «сверху» не стала бы лоббировать этот газпромовский проект. Но затем (правда, после почти 5-летнего общественного сопротивления) выяснилось, что скандал получил международную огласку, что общественное мнение в Петербурге (несмотря на гигантские траты на пропаганду «Газоскреба») резко против строительства, и издержки ситуации стали для власти существенно превышать прибыли. После чего решение пришлось отменять.

История с Исаакиевским собором, возможно, оказывается очень похожей.

Как и в истории со строительством чудовищной башни, уродующей петербургские панорамы, высокомерно объявив горожанам о «решенном вопросе» с передачей Исаакия в стиле «негоже холопам обсуждать барские приказы», власть попала в обнаженный нерв городского сообщества.

Люди разных возрастов и политических убеждений, разных верований (и их отсутствия) и разных профессий стремительно объединились в протесте против смольнинских планов.

Последовали три массовые акции противников передачи Исаакия, проведенные (из-за абсурдных отказов властей в согласовании митингов) в режиме встреч с депутатами Законодательного собрания (в том числе с автором этих строк).

Появление в этой ситуации информации о «несогласованных» с президентом действиях Смольного, скорее всего, означает, что под влиянием протестной активности петербуржцев «наверху» серьезно задумались, стоит ли овчинка выделки и не окажутся ли издержки властей при передаче Исаакия РПЦ существенно больше, чем получаемые ими выгоды.

Притом что вопрос об Исаакии вряд ли является для Кремля таким принципиальным, чтобы из-за него получать долгоиграющую головную боль.

Не стоит к тому же переоценивать степень влияния РПЦ в Кремле и степень готовности во всем идти ей навстречу: участившиеся попытки РПЦ вмешиваться в светскую жизнь и выполнять роль нового идеологического отдела ЦК КПСС вызывают в обществе нарастающее раздражение.

Когда патриарх Кирилл заявляет, что возвращение Исаакиевского собора РПЦ в год столетия революции важно для примирения народа и «должно стать олицетворением согласия и взаимного прощения «белых» с «красными», верующих с неверующими, богатых с бедными» — необходимо констатировать, что все обстоит ровным счетом наоборот. И не только потому, что ни о каком «возвращении» говорить нельзя, ибо Исаакий никогда церкви не передавался, и даже православный царь в конце XIX века в этой передаче отказал. А и потому, что именно объявленные намерения передать Исаакий РПЦ это примирение разрушили, вызвав серьезные протесты.

Нынешний статус Исаакия как государственного музея, где свободно (и при отсутствии аншлага) проходили службы, устраивал практически всех — никаких протестов не было. Никто в Петербурге не выходил на улицы, требуя прекратить в Исаакии богослужения, и никто не выходил на улицы, требуя выселить государственный музей. И неуклюжие обвинения противников передачи Исаакия в том, что они-де «готовят майдан» и «раскачивают лодку», тоже, что называется, пальцем в небо: «раскачивает лодку» в этой ситуации (как и во многих других) именно власть — принимая неразумные решения, без оглядки на общество.

 




Рассказать друзьям: