Добровольно-принудительные подписи за Беглова

Друзья, все больше информации о том, как «добровольно-принудительно» в бюджетных учреждениях собирают подписи за выдвижение Александра Беглова кандидатом в губернаторы. По закону, это — использование им преимуществ должностного или служебного положения (поскольку все, кто работает в бюджетных учреждениях, зависят от городской администрации и от того, кто ее возглавляет). Это — грубое нарушение, за которое снимают с выборов. 
Я уже направил первые обращения в прокуратуру и Горизбирком. 
Прошу всех, кто столкнулся с такими ситуациями у себя на работе, в школе, детском саду и так далее, — если вы готовы предать это огласке — пишите мне по адресу: 
nardepspb@gmail.com
По всем этим фактам будут направлены обращения с требованием проверки. 
Остановить беззаконие можно только если вы о нем не молчите. 
Это — часть спецоперации по навязыванию нам г-на Беглова в качестве губернатора. 
Это — унизительно и оскорбительно как для тех, кого заставляют подписываться, так и для многих других горожан. 
Петербург заслуживает губернатора, которого он выберет сам, а не того, кого прислали «сверху» в приказном порядке. 




Рассказать друзьям:

Врио Беглов продолжает тянуть резину с парком на Смоленке

Друзья и коллеги, а особенно – защитники парка на Смоленке! 
Получил ответ на свое обращение к временному губернатору Александру Беглову. 
Что я требовал? 
Выполнять закон, которым участки для Парка на Смоленке отнесены к ЗНОП. Поскольку на территориях ЗНОП запрещено предоставление земельных участков для размещения объектов капитального строительства, застройка указанных участков отныне невозможна и незаконна. Следовательно, есть безусловные правовые основания для прекращения арендных договоров, а затем – и для прекращения действия разрешения на строительство на этих участках. 
Однако, сообщал я, Администрация Санкт-Петербурга, обязанная ИСПОЛНЯТЬ закон Санкт-Петербурга (единогласно принятый Законодательным Собранием Санкт-Петербурга и вступивший в силу), вместо этого ведет переговоры о том, как бы его НЕ ИСПОЛНИТЬ. О чем прямо сообщает вице-губернатор Эдуард Батанов. 
Я расцениваю это как проявление крайнего неуважения к огромному числу жителей западной части Васильевского острова, которые много лет требуют создания парка на Смоленке. 
От Беглова я требовал выполнения указанного Закона, расторжении арендных договоров, отмены разрешения на строительство и создания парка на Смоленке. 
И что же он мне ответил? 
Сослался на то, что суд уже отменил разрешения на строительство, но еще не истек срок его обжалования (30 июня). И что инвестор теперь в суде оспаривает включение участков на Смоленке в ЗНОП. Посему «рассмотрение вопросов, указанных в обращении, является преждевременным». 
Это – плевок в лицо василеостровцам. 
Мол, подумаешь, пять лет ждали парка — еще подождете. 
В декабре Смольный пел нам сладкие песни о том, что они вот-вот дадут «стратегическому инвестору» (непонятно каким путем получившему этот статус) другие участки. И что они в поте лица ведут с ним переговоры на эту тему. 
Теперь выясняется, что инвестор судится, пытаясь оспорить включение этих участков в ЗНОП. 
Что-то мне подсказывает, что Смольный будет не очень сильно стараться выиграть в этом суде. 
Друзья, надо продолжать борьбу за наш парк. 
Все, что зависит от меня – сделаю. 
Мы обязательно победим!




Рассказать друзьям:

Конференцию Яблока пытались сорвать

Сегодняшнюю конференцию Петербургского «Яблока» попытались сорвать националист и уголовник Дацик (он же «Рыжий Тарзан») и его группа политической шпаны и ряженых. 
В начале конференции они ворвались к нам в офис, Дацик начал орать, материться, и в стиле «Держите меня семеро» кричать, что тут собрались «враги народа», «иуды» и «извращенцы», что тут «пропаганда педерастии» и прочие ужасные для него вещи. При этом он не забывал снимать сам себя на видео — думаю, для отчета перед заказчиками. Вокруг вертелась стайка девочек по политическому вызову, страстно снимавшие все это на телефон и пытавшиеся подпевать заводиле. 
Думаю, что это еще и «пригожинские» — судя по тому, как быстро все разошлось по их информационным помойкам. 
Затем прискакал костюмированный Ильич, у которого эскорт Дацика стал пытаться «брать интервью». Но, видимо, Ильич был нанят только по почасовой системе, потому что быстро ушел, отработав номер. 
В дискуссии со шпаной ни я, ни другие вступать не стали — много чести. Вызвали полицию. Она приехала не сразу (народ шутил — сообщили бы, что тут митинг против Путина или Беглова, примчались бы через три минуты). 
Поняв, что полиция едет, «борцы за нравственность», как крысы, кинулись из офиса на улицу, и начали кучковаться у дверей. Полиция приехала — и уехала, сообщив своим, что тут, мол, «междусобойчик». Посмотрел бы я, если на конференцию «Единой России» вломилась эта шпана — как бы скоро приехала полиция, и как бы отреагировала. 
Мы позвонили еще раз — на сей раз, полицейские были повнимательнее, и в конце концов «Тарзана» увезли в 78 отдел. Свита бросилась за вожаком. 
Больше мы их не видели, и продолжили конференцию, выдвинув мою кандидатуру в губернаторы Петербурга от «Яблока». 
«За» голосовали единогласно — 17 из 17 голосов. 
Заявления в полицию о хулиганстве написаны — надеемся, что наказание последует. 
Что важно: «Яблоко» — единственная партия, чье выдвижение кандидата в губернаторы пыталась сорвать политическая шпана. 
И я («стыдно подозревать, когда вполне уверен») считаю, что Дацик прибежал вовсе не по своей инициативе: его вульгарно наняли для срыва конференции. 
Кто? Те, кому мы мешаем. А мешаем мы Смольному. 
И тот факт, что только нашу конференцию пытались сорвать (ни коммунистов, ни эсеров, ни жириков, ни пропутинскую гражданскую, прости господи, платформу никто не трогал) — хорошее доказательство, что только нас власть боится и только «Яблоко» — партия, чьего кандидата в губернаторы они опасаются всерьез. 
Правильно опасаются. 
P.S. Важное дополнение. 
По словам моего друга и коллеги Льва Шлосберга Лев Шлосберг, ровно год назад неизвестные молодые люди ворвались на конференцию псковского «Яблока», которая выдвигала кандидата в губернаторы, и устроили скандал. Все было очень похоже. 
Тогда на кампанию власти и против «Яблока» в Пскове (под кураторством полпреда Беглова) работала та же команда во главе с политтехнологом Серавиным, что сейчас работает на врио губернатора Беглова в Петербурге. 
И, судя по всему, теми же методами: очень узнаваемый «фирменный стиль». 
Пусть не надеются, что мы об этом не напомним.




Рассказать друзьям:

Умер Евгений Ихлов

Друзья, как горько: умер Евгений Ихлов. Уж сколько мы с ним спорили, спорили, в чем-то сходились, в чем-то — нет, порой он остроумно меня критиковал (а я обычно отшучивался, но никогда не обижался)… 
Женя был неутомимым мастером пера, я поражался, как много он успевает писать, как огромна его эрудиция. 
Он был абсолютно скромным, порядочным и честным человеком. 
Светлая тебе память, дорогой Женя…




Рассказать друзьям:

Конкурс сумасшедших идей

Дорогие друзья, нужна помощь зала. 
Уже примерно понятно, в какой фарс пытаются превратить выборы губернатора. 
Допустить к выборам вместе с Бегловым лишь тех, кто не представляет для него ни малейшей опасности и бороться с ним не собирается. И кто о своем намерении участвовать в выборах заявил в последний месяц. А до того — как воды в рот. 
Диапазон поведения тех, за кого гоняли строем подписываться муниципальных депутатов — от храброй поддержки Беглова до мужественного отказа его критиковать. 
Тех, кто не только намерен бороться с Бегловым, но и может у него выиграть, — как я, например, — или отсеяли заранее, или уговорили не участвовать, или сейчас пытаются не допустить к выборам. 
Мы, конечно, сделаем все, что можем. 
Но нужно и какое-то действие — которое показало бы властям, что Петербург не «проглотит» тот фарс, который ему пытаются навязать, протаскивая Беглова с временной должности на постоянную. 
Объявляю конкурс. 
Принимаются любые сумасшедшие предложения. 
Тихих, спокойных, здравых идей не предлагать. 
Их мы и сами можем предложить. 
Но они не сработают. 




Рассказать друзьям:

Закон за неуважение чиновников к гражданам исключён из повестки

Друзья и коллеги, проект «яблочной» законодательной инициативы о наказании чиновников и депутатов за неуважение к гражданам, их правам и свободам («закон Шлосберга») был включен в повестку дня заседания ЗС, а потом по предложению «единоросса» Алексея Цивилева из повестки исключен. Якобы, не рассмотрели на комитете по законодательству. Но проект рассматривали на комиссии по правопорядку и законности – этого вполне достаточно. Я об этом сказал, но на результат это не подействовало. 39 голосов «за» (все единороссы и ЛДПР, как обычно). 
Очень им страшно рассматривать такой проект. 
На мой взгляд, отказ его рассматривать – это еще одна яркая иллюстрация неуважения власти к гражданам. 
Все равно буду добиваться рассмотрения. Правда на нашей стороне.




Рассказать друзьям:

BadComedian могут закрыть

Ютуб-канал #BadComedian, где Евгений Баженов (он же блогер BadComedian) делает критические обзоры российских фильмов (и их порой смотрят куда больше людей, чем эти фильмы) могут закрыть. 
Оказывается, компания Kinodanz недовольна обзором фильма «За гранью реальности». 
И требует через суд миллион рублей за якобы «нарушение авторских прав». 
То есть, снимать убогое кино на деньги граждан, которые министр Мединский (на мой взгляд, такой министр — позор российской культуры)выделяет из бюджета — это можно. 
А как убогое назвали убогим — так «низзя!» 
«Нарушение авторских прав!» 
И крики «или отдай миллион, или закройся». 
Заткнуть рот критикам — это так по-медински. 
Если они все будут молчать — Мединский сможет за умного сойти, а фильмы, которые он и Минкульт спонсируют (за наши деньги) — за нормальное кино. 
Евгению — мои лучи поддержки. 
Важно не дать создать прецедент затыкания рта. 
Иначе ни о какой кинохалтуре больше никто ни слова критического не покажет.




Рассказать друзьям:

Законопроект о неуважении к гражданам

ЗАКС отказался включить в повестку дня заседания мой проект законодательной инициативы об установлении ответственности за неуважение власти к гражданам, за оправдание нарушения прав и свобод, или отрицание этих прав и свобод. Это наш закон «Анти-Клишас». Выступая с трибуны, я сказал, что граждане не обязаны уважать власть, она должна это заслужить. А власть обязана уважать граждан, их права и свободы. За — 14 голосов. Видимо, все, кроме единороссов.




Рассказать друзьям:

Не вера, но жадность

Чем полезен опыт петербургского гражданского сопротивления для понимания конфликта в Екатеринбурге

Пока не ясно, чем закончится в Екатеринбурге борьба жителей, защищающих сквер «на Драме» от дружного союза попов и олигархов. Но можно точно сказать, что эта история — не о вере и религии. И не о правах верующих. Эта история — о жадности церковников, которая в последнее время все чаще и чаще переполняет чашу терпения граждан. И о том, что столкнувшись с серьезным сопротивлением, власть — не в первый раз — оказывается вынужденной отступать.

В декабре прошлого года я был в Екатеринбурге — выступал в Ельцин-центре с лекцией о мирах братьев Стругацких. Коллеги рассказали мне о планах построить гигантскую церковь в сквере «на Драме» (на Октябрьской площади, рядом с театром Драмы). И советовались — что делать, чтобы сохранить сквер.

Я рассказал им о петербургском — нередко успешном — опыте борьбы за парки и скверы, на которые регулярно покушаются церковники.

О борьбе за сохранение Исаакиевского собора как части государственного музея, которая позволила остановить планы передачи Исаакия РПЦ. О том, что надо быть настойчивыми на публичных слушаниях, требуя не утверждать градостроительные решения, пагубные для зеленых зон.

И о том, что только тогда, когда сопротивление — в том числе уличные акции — становится массовым, упорным и последовательным, власть отступает.

Стремление РПЦ захватить себе под «храмостроительство» лучшие участки земли, как правило, в существующих и благоустроенных зеленых зонах, в последние годы стало недоброй традицией. Как традицией стало и объявление защитников парков и скверов от этой экспансии «безбожниками» и «врагами православия», якобы нарушающими права верующих.

Эта аргументация, что называется, «до степени смешения» неотличима от той, которая применялась во времена СССР, а начало берет от Салтыкова-Щедрина, призывавшего не путать Отечество и «Ваше превосходительство».

Только полвека назад тех, кто выступал против безобразий начальства, объявляли «врагами Советской власти», а сейчас тех, кто выступает против безобразий церковников, объявляют «врагами православия».

Так вот, конституционное право на свободу совести совершенно не означает права церковного начальства получить любой приглянувшийся ему кусок земли.

Потому что это право — то есть право верующих свободно исповедовать любую религию и совершать положенные обряды — не более, хотя и не менее значимо, чем все другие конституционные права. В том числе право граждан на благоприятную окружающую среду, право гулять в сквере и дышать чистым воздухом.

В Екатеринбурге, наплевав на общественное мнение, городские власти изменили статус территории сквера и разрешили строительство, а на протест горожан ответили отработанными методами: бросили на протестующих ОМОН и спортсменов-«титушек» («алтушек», как сейчас говорят) и арестовали ряд активистов, а в школах начали опросы детей, — кто из них или их родителей участвовал в акциях протеста.

Параллельно на федеральных каналах полился «соловьиный помет» о «бесах» и «одержимых», защитники сквера были объявлены «наследниками тех, кто убивал верующих и разрушал храмы», а горожан призвали «сделать выбор», с кем они — «с теми, кто строит храмы, или с теми, кто их разрушает»…

Но затем у властей и аффилированных с ними церковников и горно-металлургических олигархов, что называется, «что-то пошло не так». Продолжать разгонять протестующих горожан силой, значило не только опускать ниже плинтуса репутацию РПЦ в Екатеринбурге (что это за храм, если его строительство начинается с избиения, в том числе женщин и подростков), но опускать туда же репутацию городских и областных властей.

Тут в качестве Deus ex machina возник президент Путин, посоветовавший провести опрос горожан. Мэрия, ранее сидевшая в кустах, тут же согласилась приостановить стройку и начала готовить опрос, но горожане не согласились и потребовали референдума (предыдущую попытку его проведения мэрия в феврале заблокировала). Прекрасно понимая, что это куда надежнее опроса, который намереваются проводить ровно те же, кто разрешил стройку. К тому же, референдум, в отличие от опроса, предполагает открытую агитацию за то или иное место для стройки.

Власть отступила еще на шаг — губернатор области заявил, что будут предложены четыре альтернативные площадки для строительства храма.

Однако РПЦ упорствует — выступил митрополит Илларион, заявивший, что «речь вообще не идет о новом строительстве, а о восстановлении того, что было разрушено безбожниками», и что «количество противников строительства храма исчисляется сотнями, тогда как сторонников этого строительства — многие десятки тысяч». В качестве доказательства этого сильного утверждения митрополит сообщил, что в прошлом году 20-километровый путь от места убийства к месту предполагаемого захоронения царской семьи «вместе с Патриархом прошли более ста тысяч человек».

Увы, все сказанное — лукавство.

Защитников сквера в Екатеринбурге — тысячи. И они каждый день приходят к «Драме». В отличие от их противников, чьи легионы так и не появились, а тех, кто призван их изображать, не очень много. К тому же, как это водится у властей, их привозят и увозят автобусами. Это уже засекли местные активисты. Это, во-первых.

А во-вторых, с какой стати сторонниками застройки сквера объявлены все, кто шел к месту захоронения царской семьи? В Петербурге и Москве в рядах защитников парков и скверов немало православных верующих, которые точно так же, как приверженцы других религий (а также неверующие) хотят иметь место, где можно отдыхать и гулять с детьми. И в Екатеринбурге среди защитников сквера «на Драме» немало православных (некоторых знаю лично).

Что касается «восстановления», то храм святой Екатерины, снесенный в 1930 году, стоял совсем в другом месте. И если его восстанавливать — почему это надо делать, уничтожая сквер?

Очень похожие ситуации сейчас разворачиваются и в других городах — Челябинске, Ульяновске, Тамбове, Нижнем Новгороде. Горожане, видя, что им почти невозможно добиться своего в правовом поле, поскольку чиновники их не слышат, переходят к уличным протестам — только они дают шанс изменить положение дел.

В Петербурге и в Москве тоже не все благополучно — покушения на зеленые зоны продолжаются. Параллельно в Северной столице церковники пытались добиться для «храмостроительства» снятия высотных ограничений, установленных правилами землепользования и застройки — но в этом не преуспели: получили отказ.

И последнее.

Однажды в российской истории своей жадностью, лицемерием, прислужничеством властям церковники уже вызвали к себе такую же ненависть, как и власть. Похоже, кто-то плохо выучил эти уроки.




Рассказать друзьям:

Премия Московской Хельсинкской группы

Друзья, очень почетно быть лауреатом премии МХГ.
Премии, которую получали Наталья Эстемирова и Александр Даниэль, Юрий Шевчук и Юрий Шмидт, Виктор Шендерович и Элла Полякова, Юрий Дмитриев и Оюб Титиев, Лев Шлосберг и Андрей Бабушкин, Александр Гончаренко и Анна Ставицкая, Сергей Мохнаткин и Олег Орлов, Светлана Ганнушкина и Натэлла Болтянская, Арсений Рогинский и Лидия Графова, Тамара Морщакова и Элла Кесаева, Сергей Шаров-Делоне и Евгений Ихлов, Юрий Вдовин и Юрий Рыжов, Тимур Шаов и Валентин Гефтер…
Спасибо за оказанную мне высокую честь. 
Буду стараться соответствовать.




Рассказать друзьям: