По печальной традиции обзваниваю отделы полиции

По печальной традиции, после очередной массовой акции сижу на телефоне, дозваниваясь до отделов полиции, чтобы выяснить, там ли задержанные, что им вменяют, и так далее. В 53 отделе (там, по данным Наташи Сивохиной, было больше 15 человек задержанных) так и не взяли трубку.

В 36 отделе взяли и говорили очень вежливо, удалось узнать, что троих несовершеннолетних задержанных передали родителям. В 22 отделе, где задержали приехавшего туда на помощь правозащитника Динара Идрисова (положив на пол и надев наручники), мне вообще отказались объяснять что-либо по телефону. Редкий случай: обычно все-таки информацию дают. В 12 отделе среди задержанных оказался парнишка, проходящий практику в фонде Александра Сокурова — он просто шел на «Ленфильм», вышел из «Горьковской» и попал в автозак. В отделе сперва сказали, что такого там нет, потом выяснилось, что его и большую группу задержанных только что (около 22) отпустили, составив протоколы и обещав потом вызвать в суд. При этом задержали их около 14, потом где-то держали, а в 12 ОП привезли только поздно вечером. 
Маразм, слов нет. При том, что в Москве все прошло без задержаний. Ну, хотят люди передать письма в президентскую администрацию — что тут такого? Какого рожна надо устраивать «винтилово», причем достаточно жесткое?
P.S. Молодцы ребята из группы помощи задержанным и волонтеры — оперативно выкладывают данные, ездят по отделам, возят продукты и теплые вещи. Отдельное спасибо — Наталия Сивохина (Natalia Sivohina) и адвокату Даниил Семёнов.




Рассказать друзьям: