Новое издание книги о Стругацких

Друзья, есть новость, которая может быть вам интересна. Готовлю третье издание книги об Аркадии и Борисе Стругацких «Двойная звезда» — серьезно измененное, дополненное и переработанное. Частично сокращено то, что входило в первые два издания, в том числе биографическая часть и глава 3, содержащая интервью с Борисом Натановичем (оставлены только самые актуальные тексты).

Добавлены две главы. «Трудно быть богом» — о том, каким мог быть фильм по повести «Трудно быть богом», если бы реализовался сценарий, написанный авторами в 1966-68 годах. Приведен текст этого сценария и выдержки из «Сценарного дела», найденные в Центральном государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга. Также в эту главу с любезного согласия Венеры Галеевой включена ее статья об этом сценарии, напечатанная в феврале 2020 года на «Фонтанке.Ру». «Личное дело» — о работе отца братьев Стругацких, Натана Залмановича, в Государственной публичной библиотеке в 1937-41 годах (его личное дело найдено в архиве ГПБ), а также некоторые другие архивные документы, материалы и фотографии. Как и раньше, редактор — Андрей Чернов, а версткой занимается Наталия Введенская. Книгу посвящаю светлой памяти Романа Арбитмана, Михаила Нахмансона (Ахманова) и Юрия Флейшмана, которым я уже не смогу подарить это издание…

Привожу здесь текст предисловия к третьему изданию. Третье издание «Двойной звезды» выходит не просто почти через два десятилетия после первого — оно выходит в совсем иной исторической эпохе. Первое издание готовилось весной 2003-го — во время первого президентского срока Владимира Путина. Да, позади уже были «Курск» и «Норд-Ост», и уже было уничтожено старое НТВ. Но все же премьером был Михаил Касьянов, и в Госдуме были «Яблоко» и СПС, Григорий Явлинский и Борис Немцов, Владимир Лукин и Сергей Ковалев, Игорь Артемьев и Юлий Рыбаков, Алексей Арбатов и Юрий Щекочихин, Александр Шишлов и Николай Травкин. И еще на свободе был Михаил Ходорковский. Второе издание вышло через десять лет. Это десятилетие вместило Беслан и отмену губернаторских выборов, разгоны «маршей несогласных» и «болотное дело», убийство Анны Политковской, Натальи Эстемировой и Александра Литвиненко, войну с Грузией и «рокировочку» Путина и Медведева, «зачистку» Госдумы от оппозиции и принятие законов об НКО-«иностранных агентах» и запрете иностранного усыновления. И все же, это был еще мир «Града обреченного», а не «Гадких лебедей» и «Обитаемого острова» — наступивший после весны 2014 года, когда был «присоединен» Крым и организована интервенция на востоке Украины. Словно в «Понедельнике, начинающемся в субботу», налицо эффект контрамоции: политическое время, — в отличие от физического, — движется назад.

И не только для У-Януса Полуэктовича Невструева, а для всех нас и для страны. Мы возвращаемся в то прошлое, которое прекрасно помнили, — и в котором жили, — братья Стругацкие. И поэтому написанное ими снова становится невероятно актуальным. Потому что снова надобны не умные, а верные. И снова наказывают за невосторженный образ мыслей. И снова горожане стали очень серьезными и совершенно точно знают, что необходимо для блага государства. И снова правда — это то что сейчас во благо королю, а все остальное — ложь и преступление. Мы вернулись во времена тоталитарного государства, стремящегося полностью контролировать человека — который не более чем винтик и «пыль под ногами» у государственной машины. Во времена «органов», которые «не ошибаются», когда под каток репрессивной машины может попасть любой, кто посмеет возмутиться происходящим. Или поддержать преследуемых.Когда объявляет «террористами» тех, у кого показания выбиты пытками, а «экстремистами» — тех, кто требует честных выборов, политической конкуренции и легальной смены власти.Когда преследуют «врагов народа» (только под другим названием — «иностранные агенты» или «нежелательные организации») и когда растет число политических заключенных. Во времена оруэлловского двоемыслия и «министерства правды», бесстыдной государственной лжи и оглушающей государственной пропаганды. Которая, как в «Обитаемом острове, «гигантским пылесосом вытягивает из десятков миллионов душ всякое сомнение по поводу того, что кричали газеты, брошюры, радио, телевидение, что твердили учителя в школах и офицеры в казармах, что сверкало неоном поперек улиц, что провозглашалось с амвонов церквей». Когда страна — «осажденная крепость», окруженная врагами снаружи и подрываемая «национал-предателями» изнутри. Когда у начальства, считающего себя Отечеством, только два союзника: армия и полиция. Правда, и врага у него только два — наука и образование. Когда каждый день мы слышим о новых и новых предложениях обезумевшего «законодательного принтера» — о запретах, наказаниях и поражениях в правах.Когда общество стремятся запугать: показать гражданам, что любое несогласие с властью рассматривается как наказуемое деяние.У тех же, кто правит страной, — цитируя «Обитаемый остров», — две цели. «Одна — главная, другая — основная. Главная — удержаться у власти. Основная — получить от этой власти максимум удовлетворения. Среди них есть и незлые люди, они получают удовлетворение от сознания того, что они — благодетели народа. Но в большинстве своем это хапуги, сибариты, садисты, и все они властолюбивы…».Времена, в которые мы возвращаемся, Борис Стругацкий в разговоре со мной называл «глухими, цементно-болотными, абсолютно беспросветными». Но он же, — оглядываясь на то, что произошло в нашей стране потом, — говорил: «теперь мы знаем: тоталитаризм ТОЧНО не вечен, даже самый глухой и безнадежный. Поэтому перспектива – есть. И надо делать все от тебя зависящее, чтобы эту перспективу приблизить». Эти слова обращены к тем, кто воспитан на книгах братьев Стругацких, Именно они, — те, кто впитал в себя свободу написанного ими, выводящую из организма страх, — и приближают эту перспективу. Они обязательно построят то будущее, которое, — пусть и не для себя, — создавали Аркадий и Борис Стругацкие.




Рассказать друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *