Поправка губернатора к бюджету

Друзья и коллеги из СМИ, анализирую губернаторскую поправку ко второму чтению бюджета на 2020 год.
О том, что предлагается в части общественного транспорта, уже писал.
Смотрю остальное.
На 9.5 млн. рублей предложено сократить расходы на высокотехнологичную медицинскую помощь, не включенную в базовую программу ОМС. Мягко говоря, странное решение. Еще больше родителей будет вынуждено собирать деньги на лечение детей через СМИ и знакомых.
Правда, на 2.2 млн. рублей увеличивают расходы на лечение страдающих орфанными заболеваниями. Что правильно, но, думаю, что маловато.
И на 1.5 млрд. рублей увеличиваются расходы по оказанию социальной услуги по обеспечению лекарствами (расшифровки нет, пока трудно сказать, что именно имеется в виду). Но такие вещи я всегда поддерживаю.
На 634 млн. рублей сокращают резервный фонд правительства города.
Еще 100 млн. рублей добавляют на «бюджетные инвестиции АО «ЗСД». В дополнение к 5 млрд., предусмотренным ранее.
325 млн. рублей добавляют на социальные выплаты семьям, имеющим в составе детей-инвалидов, на приобретение жилья. Что правильно.
Еще миллиард рублей – на содержание дорог (через комитет по благоустройству).
175 млн. рублей добавляют на оформление города к праздникам.
485 млн. рублей – субсидия ООО «Спортивный комплекс «Юбилейный» на возмещение затрат по проектированию и ремонту здания.
Наконец, 224 млн. рублей – Горизбиркому, на содержание членов новых ТИК, которые собираются создавать (дабы передать им функции ИКМО).
Это в первом приближении. Буду смотреть еще раз.
И общее соображение: внесение поправки губернатора ко второму чтению бюджета уже который раз превращается в политико-финансовое лукавство (чтобы не сказать резче).
Поясняю.
Губернатор вносит бюджет. Он обсуждается. Депутаты могут выступить – на БФК и на пленарном заседании. Могут критиковать те или иные предложения. Могут вносить поправки, требуя отменить или изменить любую строчку бюджета, или добавить новую. Перераспределить те или иные расходы.
Потом губернатор вносит ко второму чтению поправку, объемом в 350-400 страниц. Переписывая (порой очень серьезно) целые разделы ведомственной структуры или АИП.
Спрашивается, что мешало все это предусмотреть к первому чтению? Почему через неделю после первого чтения (срок внесения поправок) Смольный предлагает столь масштабные изменения ко второму? Они неделей раньше всего этого не знали – что надо поправить целый ряд статей?
Отвечаю: это делается затем, чтобы избежать дискуссии относительно содержания этой масштабной поправки. Чтобы перенести наиболее спорные предложения (типа транспортной реформы) именно в эту поправку.
Поясняю. Эту поправку депутаты не могут обсуждать – выступить на заседании ЗАКСа по ней может только автор поправки, то есть губернатор или его представитель. Ему при этом нельзя задать вопросы. В этой поправке могут быть как полезные, так и неприемлемые предложения – но депутаты не могут предложить изъять из этой поправки какие-то сомнительные статьи. Депутаты не могут потребовать разделить эту поправку на части и голосовать их отдельно – только огромным «пакетом», только «за» поправку в целом или «против» нее в целом.
Это продолжается из года в год. Я каждый раз об этом говорю. Но пока – безрезультатно.
Тем не менее, надо, чтобы и жители, и журналисты об этой хитрости знали.
Очень многое из того, что потом выйдет боком, «спрятано» именно в этой, необсуждаемой поправке.




Рассказать друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *