Как тесен этот мир

Сегодня в очередной раз понял, как тесен этот мир. Или как тонок этот слой.
Денис Коротков с «Фонтанки», — на мой взгляд, один из лучших в стране (а не только в городе) журналистов-расследователей, — как выяснилось, сын моего бывшего начальника Вадима Короткова (тогда, конечно — Вадима Александровича).
Когда-то давно, в 1977 (!) году Коротков, будучи начальником отдела 383 на «Ленинце», пригласил меня на преддипломную практику в Комплекс моделирования испытаний (филиал «Ленинца, располагавшийся в Пушкине) — заниматься математическим моделированием процессов обработки информации в навигационных системах для самолетов. Потом, написав диплом, я начал работать в лаборатории 3832 отдела, которым руководил Коротков (через несколько лет его повысили, и он стал начальником отделения 380). И двенадцать лет мы работали с ним вместе, — вплоть до февраля 1990 года, причем я приходил к нему со всеми своими научными идеями, в том числе и бредовыми, часами их с ним обсуждал, и в результате порой получалось что-то стоящее. Я очень многим в своей научной деятельности ему обязан — его поддержке, его советам, его критике. Защитив диссертацию и став старшим научным сотрудником, я в марте 1990 года с «Ленинца ушел» — меня избрали депутатом первого призыва, и на несколько лет я переключился на политику, хотя последнюю научную работу написал летом 1992 года. Мне казалось, что переключение это временное — но вернуться в науку уже не удалось…
11 февраля 1990 года Вадиму Короткову исполнилось 50 лет, и к его юбилею была написана одна из лучших моих песен «Выше — только небо». Вадим был мастером спорта по альпинизму, чемпионом СССР 1970 года, я тоже ходил в горы (хотя таких высот не достиг), и общие увлечения нас здорово объединяли.
Сегодня мы созвонились — после двух десятков лет, когда не виделись, договорились обязательно встретиться. Буду страшно рад.
На фото — Вадим в 1970 году.
А песня — вот:

В.А.Короткову

В Ы Ш Е — Т О Л Ь К О Н Е Б О

Коль сверху мы глядим — все видится иным,
И так мелки неразрешимые проблемы
Но разгорается закат, и невозможен путь назад
Хоть доказательств нет у этой теоремы

Ах, годы за спиной! Но скука — стороной,
И ей не вклиниться нигде ни на минуту
Легла на плечи, нелегка, литая тяжесть рюкзака
И первый след пролег по новому маршруту

Как труден каждый шаг, и каждый метр — враг!
И от камней уходишь, словно от погони
Замкнув цепочку из причин, негромко щелкнет карабин
И сердце компаса качнется на ладони

Здесь — мир иных забот, здесь — мир иных невзгод
Пропитан потом каждый грамм такого хлеба
Но из-под «кошек» брызнет лед, и вот уже — последний взлет
Все под тобой уже, а выше — только небо

11 февраля 1990




Рассказать друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *